Шафика карагулла прорыв к творчеству ваше сверхчувственное восприятие

ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4

Шафика Карагулла – Прорыв к творчеству. Ваше сверхчувственное восприятие

ШАФИКА КАРАГУЛЛА

ПРОРЫВ К ТВОРЧЕСТВУ



ВАШЕ СВЕРХЧУВСТВЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ

МИНСК

"САНТАНА"

1992

Печатается по изданию: Шафика Карагулла. Прорыв к творчеству: Ваше сверхчувственное восприятие. 4-е изд. Лос-Анжелес, Калифорния, 1970.

Карагулла Шафика

К21 Прорыв к творчеству: ваше сверхчувственное восприятие.-Мн.: Центр народной медицины «Сантана», 1992.*- 240 с., ил.

ISBN 5-7815-1672-7
Эта книга — поистине научный и человеческий подвиг доктора медицины и психологии Ш. Карагуллы. Оставив успешную карьеру, она исследовала и описала сотни примеров сверхчувственного восприятия.

Каждый, кто прочтет эту книгу, возможно, откроет и в себе эти удивительные способности.

Известный американский профессор-психиатр Шафика Карагулла в увлекательной форме рассказывает о сверхчувственном восприятии человека: предвидении и ясновидении, вещих снах, о его необыкновенных резервах — возможности видеть энергетическое поле для определения болезни и оказания помощи; о существовании других жизненных измерений. Автор в течение восьми лет изучала все феномены необычайных способностей человека, а также целительство на уровне биополей.

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой.
ISBN 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана», 1992.

(с) Оформление О.Водопьяновой, 1992
Содержание

Предисловие к русскому изданию

От издателя

Предисловие

Введение

Глава 1. Путешествие с «открытым умом»

Глава 2. Путешествие в Неведомое . . . .

Глава 3. Правдивые рассказы о фантастических людях

Глава 4. Энергетические поля и медицинский диагноз

Глава 5. Кристаллы и магниты имеют энергетическое поле

Глава 6. Три энергетических поля вокруг

людей

Глава 7. Методы исследования

Глава 8. Сенситив как индивидуум . . . .

Глава 9. Сверхчувственное восприятие — прошлое и настоящее

Глава 10. Спектр СЧВ

Глава 11. Сверхздоровый человек

Глава 12. Ценности для общества

Заключение


«Прорыв в человеческом сознании постепенно раскрывает все возрастающее число людей с СЧВ и это может преобразовать наш мир. Человек должен осознать свое сверхсознание и овладевать этим уровнем со всевозрастающей уверенностью»

Шафика Карагулла

Эта книга посвящена человечеству. в надежде, что оно пробудится к своему грядущему предназначению и достигнет исследования «внутренних» и *внешних* пространств сверхчувственного состояния

У доктора Шафики Кирагуллы блестящая квалификация, и кому как не ей изучать творческие границы человеческого ума? В качестве нейропсихиатра с огромным медицинским и психиатрическим опытом исследования и практики в четырех странах, включая США, она имеет право сказать все, о чем вы здесь прочтете, на основании своей собственной исследовательской деятельности и глубокого прозрения.

Родившись в Турции, иоістоо Кирагулла получила свое начальное образование в американской школе для девочек в •Бейруте (Ливан), затем продолжила свое образование в Американском женском колледже и Американском университете в Бейруте, получив в 194и году степень доктора медицины и хирургии в Медицинской школе этого университета.

Доктор Кирагулла поехила в Энинбург. чтобы пройти' практику по психиатрии под руководством известного психиатра, профессора сэра Дэвида К Гендерсона в Эдинбургским Королевском госпитале умственных и нервных расст рииств. Работая там в течение трех лет. она стала членом исследовательского психиатрическогі. общества имени Уол тера Смита Кэя и фонда Лоуренса Мик Ларена при Эдинбургском университете. В Великобритании исследования д-ра Карагуллы по электрошоковои терапии составили целую эпо ху в истории медицины.

Находясь в Эдинбурге, д-р Кари.'цл.и: получила в 1948 году диплом по психологической медицине от Королевского Колледжа хирургов Англии. В 1950 году она сдала экзамены и стала членом Королевского Колледжа врачей Эдинбурга, по лучив тем самым высшую медицинскую квалификацию в Великобритании.

Для продолжения работы, связанной с анормальными психическими состояниями, она в 1952 году пересекла Атлантический океан.чтобы изучать действие электрической стимуляции мозга на пациентов, находящихся в соз- ішнии во время нейрохирургической операции. В это время она получила право проведения исследований в отделении неврологии и нейрохирургии в Университете Мак-Джилла в

Монреальском нейрохирургическом институте (Канада) и в течение трех с половиной лет работала в качестве консультанта психиатра вместе со всемирно знаменитым нейрохирургом доктором Уайлдером Пенфилдом.
По специальному приглашению, в 1956 г. д-р Карагулла приехала в США в качестве привилегированного лица и стала американской гражданкой и практикующим врачом. В 1957 г она стала ассистенткой профессором Государственного университета в Нью-Йорке в Даунтаунском медицинском центре, в отделении психиатрии.
Сразу после того, как ей была предложена профессура в еще одной медицинской школе, д-р Карагулла получила предложение прочесть «с открытым умом» книгу Дж. Міилларда «Эдгар Кейс. Человек чудес».

В результате этого через восемь лет и появился «Прорыв к творчеству».

Д-р Карагулла недавно была назначена президентом и руководителем работ Исследовательского фонда по сверхчувственному восприятию в Беверли Хиллз. шт.Калифорния. Эта корпорация была основана, чтобы продолжать работу по сверхчувственному восприятию и сделать возможным осуществление полной программы исследований применительно к нашему теперешнему миру.

Надеемся, эта книга не обманет ваших ожиданий.

Доктор Шафика Карагулла, нейропсихиатр, излагает в • Прорыве к творчеству» некоторые из поразительных результатов восьмилетних исследований в области сверхчувственных восприятий (СЧВ). Она открыла, что способности к СЧВ гораздо долее распространены, чем принято считать обычно. Ее результаты показывают, что тысячи людей уже используют эти способности и дарования в самых разнообразных областях жизни.

Д-р Карагулла излагает экспериментальные данные, которые не могут не заинтересовать и не произвести впечатления. Некоторые из сенситивов могли смотреть в человеческое тело и сквозь него. Их наблюдения состояний здоровья и заболеваний в точности соответствовали медицинским диагнозам. Другие сенситивы могли видеть обмен энергией между людьми в группе и описывать, что происходит, когда люди испытывают выкачку их энергии энергетическими вампирами, которых автор называет «саперами». С другой стороны, сенситивы могли наблюдать, как актер распространяет свое энергетическое поле, заключая в него всю публику и передавая присутствующим заряд эмоциональной и ментальной энергии.

На некоторых страницах этой книги вы обнаружите нечто похожее на ваши собственные переживания. Не являются ли так называемые горбы эмбриональным развитием СЧВ? Не является ли гениальность просто более высокоразвитым СЧВ? Не настраиваетесь ли вы на эмоциональный или ментальный климат других и не страдаете ли от их печали, точно так же, как из-за ваших собственных проблем? Нет ли у вас вещих снов или предчувствии ? Почему влюбленные «сияют», что замечают даже случайные встречные?

Эта книга такова, что в ней вы можете потерять себя и найти себя.
Д-Карагулла исследовала и подтвердила экспериментальными процедурами широкое многообразие способностей к СЧВ, включающих ясновидение, телепатию, ясночувство- вание. психометрию и предвидение. Она определяет СЧВ как способность наблюдать и испытывать до сих пор не- воспринимаемьіе измерения. Существует множество измерений, но люди еще не осознают их. Так как все больше и больше людей прорывается сквозь «барьер пяти чувств», эти измерения окружающего мира будут исследованы и результаты этого будут применены для создания более творческого общества.

Автор верит, что можно найти способы для раннего распознавания таких способностей, для поощрения и развития их. Она предвидит коллективы ученых, применяющих все открытия современной науки, и «сенситивов». работающих в тесном сотрудничестве с ними, причем каждый будет уважать и признавать ценность способностей другого.

Мы шли через двадцатое столетие, будучи настолько влюбленн в научные открытия человека, что не заметили, как потеряли интерес к самому человеку, как творцу и созерцателю. В данный момент человек должен встретиться с самим собой. Расширенное чувственное восприятие может быть творческим ответом на нынешний застой в человеческом обществе. Оно может стать нормальным эволюционным процессом, или «мутацией в сознании», которая становится все более очевидной в наш век. Каким бы ни было объяснение, СЧВ является частью сегодняшнего человеческого опыта.

Люди с открывающимися перед ними новыми границами личных способностей и возможностей найдут новые миры, новый энтузиазм и новую цель.
***
Автор желает выразить свою искреннюю признательность тем, кто сделал возможным это исследование и эту книгу.

Фонду Эллиота Д.Пратта за его финансовую поддержку, без которой это исследование никогда бы не было выполнено.

Эллиоту и Труди Праттам за их передовой дух и предвидение, которое побудило их поддержать «отдаленный» ироект, зи поощрение и дружбу

Фонду Харкнесс и Ребекке Харкнесс за ее дружбу и помощь.

Лестеру Финкельштейну и Аннабел Марксон, которые «запустили* эту книгу, и чьи дружба и поддержка были неизменны.

Всем тем, кто поддерживал фонд Э.Д.Пратта для исследований СЧВ.

«Диане», которая гак щедро отдавала свое время и свои редкие и удивительные таланты для этого исследования. Ее преданность этому исследованию, ее разумный и дисциплинированный подход к экспериментальным процедурам никогда не переставали радовать сердце ученого.

«Кэй», которая впервые открыла мне доступ к талантливым людям и отдала свое время и свой многосторонний талант этому исследованию. Ее юмор и полный здравого смысла подход к этой области исследований скрашивали многочасовой труд повторных опытов.

«Вики», которая заставила меня открыть ум и которая также отдавала свое время и таланты этому исследованию.

Всем сенситивам, которые охотно отдавали свое время, усилия и способности этому исследованию.

Моим друзьям, которые побудили меня продолжать эту работу и оказывали моральную поддержку и во многих случаях отдали этому время и усилия.

Виоле Петитт Ниль, писательнице и другу на протяжении всей моей жизни, которая сотрудничала со мной для издания этих записей в виде отдельной книги и которая отдавала этому труду свой энтузиазм и свою поддержку на протяжении всего времени.

«М.» и «М.Дж.», «Д.» и «Д.К.» я хочу выразить особую благодарность за указание пути и за то, что я стала больше сознавать Творческое предназначение человека.

Во всех случаях сенситивам, упомянутым в этой книге, даны имена, отличные от их собственных.

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Человечество стоит на последней ступеньке длинной лестницы XX века. Один шаг или космический миг отделяет нас от грядущего XXI века.

После эры Юпитера, которая длилась 268 лет, пришла эпоха Сатурна, ознаменовавшая тоталитаризм, две страшные мировые войны, кровь, концен- трационнные лагеря, обесценивание человеческой личности и ее попрание, миллионы замученных и убитых ни в чем неповинных людей.

XXI век — 2000 год, который мы с надеждой и тревогой ожидаем — это эра Водолея — Знак оптимизма и надежды. Это рождение нового человека, появление другого мира, других представлений.

И это, возможно, истинный «прорыв к творчеству» страны Водолея — России, расплатившейся со своими кармическими долгами, измученной и многострадальной.

И уже теперь страна представляется не выжженной землей, а обновленной, где очень дружно поднимаются зеленые всходы на всем ее необъятном пространстве. Хочется верить, что эти новые всходы духовности, единения, созидания, любви уже не удастся ни вырвать, ни затоптать. В унисон этой мысли звучит незабываемое финал-предсказание гениального режиссера А. Тарковского в фильме «Андрей Рублев», где нашему взо.ру представляется очищающий, смывающий всякую грязь животворный дождевой поток, переходящий в сияние рублевских фресок и икон.

Выжить, обрести себя нам может помочь только вера, что каждый человек — это личность, что он обладает огромными физическими и моральными резервами и что эти мощные резервы творческих энергетических импульсов направлены на созидание и возрождение.

Представляя на суд читателя прекрасную книгу д-ра ІІГафики Карагуллы «Прорыв к творчеству», мы вносим свой вклад в оценку человеческой личности, ее многофункциональности, ее скрытых резервов и далеко еще не раскрытых возможностей.

Своей книгой и той большой работой, которая ей предшествовала, Шафика Карагулла совершила по- истине научный и человеческий подвиг. Отказавшись от рутинных представлений о карьере, положении и богатстве, она на частные средства американских бизнесменов изучала сверхнормальные проявления человеческих возможностей, доказала и заставила поверить, что эти возможности существуют.

Купив эту удивительную книгу, каждый из вас, возможно, отыщет в себе эти способности и употребит их на благо себе и другим.

Я выражаю огромную благодарность всей издательской группе Центра народной медицины «Сантана» за подготовку этой книги к изданию.
Эмма Гоникман - руководитель Центра народной медицины «Сантана», член Международной ассоциации специалистов по электропунктуре и альтернативной медицине, врач-натуропат
ОТ ИЗДАТЕЛЯ

По специальному приглашению в 1956 году д-р Карагулла приехала в США в качестве привилегированного лица и стала американской гражданкой и практикующим врачом. С 1957 года она — асси- стент-профессор Государственного университета в Нью-Йорке в Даунтауском медицинском центре в отделении психиатрии.

Сразу после того как д-ру Карагулле была предложена профессура еще в одной медицинской школе, она получила и предложение прочесть книгу, прочесть ее с «открытым умом».

История того, что произошло впоследствии, изложена в «Прорыве к творчеству».

Недавно д-р Карагулла была назначена президентом и руководителем работ Исследовательского фонда по сверхчувственному восприятию в Беверли Хиллз, штат Калифорния. Эта корпорация основана, чтобы продолжить опыты по сверхчувственному восприятию и осуществить более полную программу исследований.
Оправдает ли данная книга Ваши ожидания?

Д-р Шафика Карагулла, нейропсихиатр, излагает в ней результаты своих восьмилетних исследований в области сверхчувственных восприятий (СЧВ)1. Д-р Карагулла открыла, что способность к СЧВ гораздо более распространена, чем кто-либо предполагал. Ее результаты показывают: тысячи людей

уже используют эти способности и дарования во всех областях жизни.

Д-р Карагулла излагает экспериментальные данные, которые не могут не заинтересовать и не произвести впечатления. В книге Вы найдете рассказ о том, как некоторые из экстрасенсов (сенситивов) 2 могли смотреть в человеческое тело и видеть сквозь него. Их наблюдения за состоянием здоровья и определение заболеваний в точности соответствовали данным медицины. Другие сенситивы могли наблюдать обмен энергии между людьми и описывали, что происходит, когда люди испытывают откачку энергии так называемыми вампирами. С другой стороны, сенситивы могли наблюдать, как актер расширяет свое энергетическое поле, передавая присутствующим заряд эмоциональной ментальной энергии.

На некоторых страницах книги вы обнаружите описание и своих собственных переживаний. Не настраиваетесь ли вы на эмоциональный или ментальный климат других и не страдаете ли от их печали понапрасну, точно так же, как кто-то другой от ваших проблем? Не снятся ли вам вещие сны, не сбываются ли предчувствия? Почему влюбленность придает личности лучезарность, и это замечают даже случайные знакомые? Не является ли гениальность просто более высоко развитым СЧВ, а так называемые горбы — эмбриональным состоянием СЧВ? Эта книга такова, что в ней вы сможете потерять себя и найти себя.

Д-р Карагулла исследовала и подтвердила экспериментально многообразие способностей к СЧВ. Последнее включает ясновидение, телепатию, ясно- чувствование, психиатрию и предвидение. Д-р Карагулла определяет СЧВ как способность наблюдать и ощущать окружающий мир в тех измерениях, в которых его до сих пор не воспринимали. В неведомых нам измерениях окружение существует, но мы не осознаем этого. Так как все больше и больше людей прорывается через барьер пяти чувств, их данные могут быть применены для создания более творческого общества.

Автор утверждает, что можно найти способы для раннего распознавания таких дарований, для поощрения и развития. Д-р Карагулла полагает, что коллективы ученых, применяющих все открытия современной науки, и сенситивы в будущем смогут работать в тесном сотрудничестве, причем каждая сторона будет уважать и признавать ценность способности другой.

Мы шли через двадцатое столетие, будучи настолько влюблены в научные открытия, что потеряли интерес к самому человеку как инициатору и созидателю этих открытий. В данный момент человек должен встретиться с самим собой. Расширенное чувственное восприятие может быть нормальным эмоциональным процессом или оно может быть мутацией в сознании, которая становится более очевидной в наш век. Каким бы ни было объяснение, СЧВ является частью сегодняшнего человеческого опыта.

Люди с расширенными границами личных способностей и возможностей откроют новые миры во Вселенной.

Есть многое на свете, друг Горацио, Что и не снилось нашим мудрецам.

Шекспир
ПРЕДИСЛОВИЕ

Двадцатое столетие было названо «Веком Прорывов». Мы прорвались в истинное строение атома, прорвали звуковой барьер, прорвались через гравитационное притяжение Земли, и человек путешествовал в космическом пространстве.

Все эти прорывы во внешний физический мир были расширением пределов наших пяти чувств посредством применения техники.

Сегодня же человек измеряет сами внешние пределы с возрастающим осознанием их ограниченности. Можно ли ощущать то, что не охватывается пятью чувствами человека? Существует ли прорыв в области человеческого восприятия? Не прорываемся ли мы через барьер пяти чувств в область СЧВ? Человек является живым, развивающимся инструментом. Логично предположить, что развитие способности к СЧВ является частью эволюционного процесса.

Исследование в области СЧВ представляет много проблем. Как отделить область психических явлений и суеверия от области подлинных человеческих способностей и дарований, которые мы называем СЧВ. Чтобы рискнуть отправиться в эту область исследования, требуется наличие «открытого ума», объективного подхода и тщательного наблюдения. Мы можем найти высшие законы, которые объяснят новые явления. Многие из так называемых чудес или сверхъестественных проявлений вчерашнего дня оказались принадлежащими сегодня к области доказуемых научных фактов.

В настоящее время мы не можем объяснить СЧВ. Это понятно, потому как было произведено мало исследований. В будущем возможно открытие управляющих этим явлением законов.

При изучении нашего внешнего окружения мы столкнулись с новыми мирами. Может быть, то же самое произойдет при изучении внутреннего мира человека. Новые человеческие возможности должны появляться параллельно с расширяющимся в огромной степени внешним окружением. Можно ли эти способности устанавливать, поощрять и тренировать? Обещают ли эти особые дарования, называемые СЧВ, открыть новые ресурсы для завоевания нашего материального окружения?

Автор желает выразить свою искреннюю признательность тем, кто сделал возможным его исследования и эту книгу:

Фонду Элиот Д. Пратта за финансовую поддержку, без которой работа не была бы сделана;

Элиоту и Труди Праттам за передовые взгляды и предвидение, которые побудили их поддержать отдаленный проект, за их поощрение;

Фонду Харкнесс и Ребекке Харкнесс за дружбу и помощь;

Лостеру Финкелыптейну и Аннабелл Марксон, которые «запускали на орбиту» эту книгу, чьи товарищество и содействие были неизменны;

всем тем, кто поддерживал фонд Элиота Д. Пратта в исследованиях СЧВ;

«Диане», которая так щедро отдавала время и свой редкий и удивительный талант этой работе. Ее преданность, разумный и дисциплинированный подход никогда не переставали радовать сердце ученого;

«Кэй», впервые давшей доступ к талантливым людям, отдававшей время и многосторонние способности моим изысканиям, ее юмор и полный здравого смысла подход к изучаемой области облегчили многочасовой труд повторных опытов;

«Ники», которая призвала меня открыть «новый ум»;

всем сенситивам, кто охотно отдавал нам время, усилия и дарования;

многим друзьям, побудившим меня продолжать начатую работу: они оказали моральную поддержку и во многих случаях отдавали этому делу много сил;

Виоле Петитт Ниль — писательнице и другу на протяжении всей моей жизни — за помощь в подготовке к изданию этого исследования в виде отдельной книги, за поддержку в течение всей работы;

«М», «МДЖ», «Д» и «ДК» я хочу выразить особую благодарность за указанные пути и за то, что я в большей степени осознала творческое предназначение человека.

Всем сенситивам, упомянутым в этой книге, даны имена, отличные от их собственных.
ВВЕДЕНИЕ

Человек сознательно движется из мира статических плотных форм в мир динамических узоров энергии. Это - его проблема и его благодатная способность. В качестве пленника пяти чувств человек познавал свой мир как «плотный», «сплошной», «застывший». Сегодня он вступил в текущий неосязаемый мир вибрирующей, излученной энергии.

Жизнь приспосабливается к окружению. Человек, погруженный в это новое окружение, Вселенную, которая является никакой иной, как вибрирующей, должен по необходимости заново приспосабливаться. Он должен приобрести способность с большей непосредственностью воспринимать мир вибраций. Для того чтобы сделать это, нужно развить новые чувства или расширить те, которые уже имеются. Существуют многочисленные указания на то, что люди уже расширяют границы обычных пяти чувств до сверхчувственных уровней. Возможно, что есть мутация в сознании, и некоторые люди развивают новое чувство вибрации. Уже изменяется наш подход к установленным областям знания. Мы движемся от изучения анатомии, физиологии и патологии, более плотного аспекта физической формы к изучению электрических импульсов, которые порождаются телом. Здоровье и болезнь, даже сама жизнь определяются теперь в терминах электрических импульсов и схем.

Медицина в этом новом мире вибраций свидетельствует, что формы жизни на самом элементарном уровне могут очень быстро приспосабливаться.

В конечном счете бактерия или вирус оказываются вибрацией. Строго говоря, чудесные лекарства, которые используются для борьбы с этими захватчиками тела, тоже являются вибрацией. Бактерии и вирусы демонстрируют удивительную способность бороться со смертоносными частотами, направленными против них. Они оказывают сопротивление чудесным лекарствам, и медицина должна постоянно находить новые средства борьбы. Это случается время от времени. Способны ли бактерии и вирусы изменить свою вибрационную схему? Наука еще не знает этого, но крошечные организмы действительно легко могут приспосабливаться к окружению. Насколько же больше должна быть способность человека приспосабливаться к своему окружению?

Эта книга является исследовательским путешествием в то, что может оказаться новым методом приспособления человеческого сознания к окружению, которое предлагает нам, людям, двадцатое столетие. Не движется ли человек мало помалу за пределы своих пяти чувств? Является ли это развитие расширением каждого из пяти чувств в сторону того, что мы называем сверхчувственными уровнями? Может быть, происходит нечто более революционное? Не начинает ли человек испытывать мутацию в сознании и развивать «чувство вибрации», которое дало бы ему непосредственное познание окружения? В настоящее время все, что мы можем сделать — это наблюдать, собирать данные и приходить к очень предварительным заключениям.
ГЛАВА 1

ПУТЕШЕСТВИЕ С «ОТКРЫТЫМ УМОМ»

В двадцатом столетии мы, быть может, испытываем огромный прорыв вперед в человеческом сознании. Прорывы в науке и технике полностью завладели нашим вниманием, и мы едва рассмотрели инициатора этих фантастических достижений нашего времени. Мы должны спросить у самих себя, что происходит с человеком как с живущей и развивающейся формой жизни? Нейроанатомы утверждают, что мозг человека имеет области, которые, может быть, еще не функционируют, и что они предназначены природой для будущих стадий развития человека. Это — интригующая мысль!

Сегодня наука и техника поместили человека, по крайней мере интеллектуально, в новое окружение, которое движется согласно быстрым и постоянно меняющимся вибрационным схемам. Расширенное и обогащенное окружение всегда определяет более подходящее приспособление со стороны великой формы жизни. Человек является наиболее гибкой ее формой на нашей планете. Он, конечно, способен совершать новые поразительные шаги, когда движется вглубь этого нового мира мерцающих и динамических энергетических схем. Энергии, вплетенные в знакомые формы, которые были плотным миром пяти чувств, уже более не подходят и во многих случаях не имеют смысла. Какое же снаряжение человек возьмет с собой в новое энергетическое окружение? Мир не является таким, каким он воспринимается его пятью чувствами.

Люди находятся под большим давлением в современном обществе. Те из них, кто работает в области психиатрии и медицины, очень хорошо осознают это. На одном конце человеческого спектра находятся те, кто испытывает это давление наиболее ощутимо, кто не смог надлежащим образом приспособиться к окружению. Наблюдения за пациентами среди неврастеников и психически больных заставили меня оценить приспособляемость огромного большинства, которое образуют здоровые члены общества. Может быть, мой опыт с психически больными помог мне стать лучшим судьей третьей группе людей, выделяющейся в человеческом обществе, которую я предлагаю назвать СВЕРХЗДОРОВЫ- МИ! Эта третья группа индивидуумов, по-видимо- му, приспосабливается к миру энергетических вибраций.

Открытие этой группы и восемь лет исследований являются моей одиссеей и сюжетом данной книги.

Как врач, специализирующийся в психиатрии, нейропсихиатрии, могу сказать, что мозг, тело, ум стали специальной областью моей практики и исследований в течение многих лет. Зная, что ни у кого из нас нет ответов на все вопросы, я продолжала искать новые способы проникновения в трудности моих пациентов и глобальную проблему человека и его окружения. Я чувствовала, что медицина и психиатрия в своем сочетании смогут ответить на большое число вопросов, которые встают перед врачующим ум и тело.

За многие годы работы в Эдинбургском университете, в Монреальском неврологическом институте я приобрела репутацию в своей области. Уже некоторые из моих исследований были оценены как в Америке, так и в Англии. И именно в тот момент я столкнулась с явлениями, которые нельзя было классифицировать как психическое заболевание и которое нельзя было обозначить как норму и здоровье.

В августе 1966 г. моя подруга спросила, не соглашусь ли я прочитать с «открытым умом» одну книгу. Она знала, я интересуюсь каждой новой информацией в своей области, но все же осторожно заметила, что книга не научна в точном смысле этого слова. Подруга чувствовала, книга могла озадачить меня, в ней можно было найти некоторые ответы, а можно было и не обнаружить их. И, наконец,если я соглашусь читать книгу, то обещаю ли я прочесть ее до конца, независимо от того, понравится она мне или нет?

Мое любопытство было возбуждено, я почувствовала, что обладаю необходимым «открытым умом», и согласилась прочесть книгу. Это решение стало роковым. С тех пор я не раз размышляла, следовало ли «открывать свой ум» в тот теплый августовский вечер.

Конечно, я не представляла, что произойдет с моей удачно начатой медицинской карьерой, как изменится область моих исследований и все взгляды на жизнь. Радующая перспектива какой-либо новой истины, которую следовало открыть или исследовать, всегда превышала мои заботы о финансовом или профессиональном благополучии. Решив прочесть эту книгу, я двинулась в новые пределы человеческого ума и изменила весь ход своей карьеры в медицинской и научной области.

Моя подруга прислала мне книгу об Эдгаре Кэйсе с еще одним хитрым и обязывающим условием. Когда я прочту книгу об Эдгаре Кэйсе,то обещаю ли прочесть знаменитую аналогию «Пещера» в «Республике» Платона? Когда я прочту и то, и другое, ей будет очень интересно узнать мое мнение. Так как я сама была психиатром, то моя точка зрения на информацию об Эдгаре Кэйсе, она чувствовала, должна была стать решающей.

Перемены, которые вызвало явление Эдгара Кэйса в моем хорошо установленном образе жизни, лучше всего можно понять, если я немного сообщу о своем научном прошлом. Я провела двенадцать лет за исследованиями и оценкой психически больных, свыше пяти лет из них — в Эдинбургском университете под руководством известного британского психиатра профессора сэра Дэвида К. Гендерсона. Три года на специальную стипендию я изучала метод терапии психически больных электрическими судорогами. Я была хорошо знакома с ненормальными состояниями ума, особенно галлюцинациями и иллюзиями.

Когда я не находила некоторых из требуемых ответов в терапии электрическими судорогами, я обращалась к области неврологии. Опять-таки, именно книга направила меня по новому пути исследования. «Кора головного мозга человека» Пен- фильда и Расмуссена из Монреальского неврологического института стала новой вехой в моей жизни. Книга описывала возникновение галлюцинаций и других ненормальных переживаний у пациентов, которые подвергались хирургическим операциям на мозге в полном сознании. Маленькие электроды, подсоединенные во время этих операций к различным участкам мозга, делали возможной локализацию областей, вызывающих ненормальные состояния, связанные с психическими заболеваниями.

Как только я смогла закончить мою работу в Англии, я поехала в Канаду и провела там три с половиной года в качестве ассистента д-ра Уайдлера Пенфильда. В качестве психиатра его коллектива я изучала пациентов с эпилепсией височной доли и другими нервными и умственными расстройствами^ Я присутствовала при его операциях на мозге, записывала ненормальные состояния, которые наблюдала по ходу, и сопоставляла их с обычными ненормальными состояниями, что наблюдались у психических больных. В течение трех лет работы я стала ясно понимать различие между галлюцинациями и другими явлениями.

Токсические отравления и травмы мозга провоцировали симптомы, очевидные при диагнозе.

Я написала научную статью «Психические феномены при эпилепсии височной доли и психозы», относящуюся к работе, проведенной в Неврологическом институте. Статья была опубликована позднее совместно с Элизабет Робертсон в Британском медицинском журнале от 26 марта 1956 г. в городе Ар. Статья получила специальный, очень благоприятный отзыв издателя.

Вот с таким прошлым я прочитала книгу об Эдгаре Кэйсе. Он не подходил ни под одну из моих категорий: психически больного, неврастеника или здорового. Свидетельства, приводимые в книге, нельзя было с легкостью отбросить. Там были вещи, которые я не могла принять, но было и множество хорошо документированных свидетельств того, что Эдгар Кэйс обладал способностями, не поддающимися объяснению или пониманию в рамках и понятиях современной психиатрии.

Эдгар Кэйс мог, ложась на кушетку, приводить себя в особое сонное состояние и, «наблюдая», сообщать сведения о каком-либо индивидууме или пациенте, находящимися за сотни миль. Индивидуум, которого он «наблюдал», чаще всего был неизвестен Кэйсу, он знал только его имя и местонахождение. Кэйс мог описывать комнату, в которой следовало найти данное лицо, его внешность, одежду, темперамент и физическое состояние, описывал больные части его тела, серьезность заболевания. Тщательно документированные показания подтверждали наблюдения, произведенные Кэйсом, во время которых он спокойно лежал и сообщал нормальным голосом, что «видел». В бодрствующем состоянии Кэйс имел вещие переживания, они затем подтверждались, события действительно происходили. Согласно книге, Кэйс имел и другие, очень удивительные качества, которые проявлялись в бодрствующем состоянии, включая способность видеть силовые поля вокруг людей и животных.

Книга была вызовом всем моим медицинским и научным взглядам. Я знала так много о мозге и нервной системе. Я была знакома с симптомами повреждений мозга и эпилептических приступов. Галлюцинации и иллюзии психически больного не могли объяснить феномена Кэйса. Эдгар Кэйс расшатывал мои теории относительно природы человеческого ума. Все знания, которые я приобрела за годы учения, исследований и практики, не объясняли этого явления. Я столкнулась с проблемой: либо повернуться спиной к несогласующимся фактам, либо принять вызов, поверив, что существовали люди, наделенные удивительными способностями, которые наука не могла объяснить.

Книга была брешью в запруде моих научных взглядов. Тогда же я обратилась к предложенному фрагменту из «Республики» Платона. Это было другим мощным взрывом. Может быть, я была одной из тех, кто находился в пещере Платона, и, прикованная к одной точке зрения, предполагала, что знаю все ответы. Эта аллегория достойна того, чтобы ее процитировать: «Позволь мне показать в аллегории, насколько наша природа освещена или не освещена. Представь себе людей, живущих в подземной пещере, вход в которую обращен к свету, он проникает во всю пещеру. Люди здесь с детства. Их ноги и шеи скованы так, что они не могут двигаться, а могут видеть только стену пещеры перед собой, причем цепи мешают им повернуть головы. Наверху и позади на большом расстоянии от них светит солнце, а между солнцем и пленниками пролегает дорога и низкая стена, построенная вдоль этой дороги. И вы видите людей, проходящих по этой дороге, несущих всякого рода сосуды и статуи, и фигуры животных, сделанные из дерева, камня и различных материалов. Некоторые из людей говорят, другие молчат».

«Ты показал мне странную картину, они являются странными пленниками», — отвечал Главкон.

«Подобно нам, эти люди видят только свои собственные тени или тени, которые солнце отбрасывает на противоположную стену пещеры. Если бы они могли говорить друг с другом, то не предположили бы они, что видят как реальность то, что находится перед ними? Предположите далее, что тюрьма имела эхо, приходящее с другой стороны. Не были бы они уверены, что когда один из прохожих говорил, голос, который был слышен, исходил от проходящей тени?»

«Для них истина была буквально ничем иным, как тенями изображений».

«Сначала, когда кто-либо из пленников был бы освобожден и внезапно встал, повернулся, должен был бы смотреть и идти по направлению к свету, то он испытал бы острую боль и не был бы в состоянии видеть реальность, тень которой видел прежде. Представьте, что кто-нибудь ему скажет, что то, что он видел, было иллюзией? Не представил ли бы он, что тени, которые он ранее видел, истиннее, чем предметы, которые теперь показаны ему? Если его заставят смотреть прямо на свет, не будет ли у него боли в глазах, которая его заставит отвернуться? Он будет искать убежище в тенях, которые оудет считать более ясными, чем вещи, что теперь показывают ему.

Он потребует, чтобы ему дали возможность привыкнуть к зрелищу, ко всему находящемуся наверху. Позже он сможет видеть солнце. Только тогда он начнет понимать, что солнце определяет времена года, является хранителем того, что находится в видимом мире и в известном смысле причина всех вещей, которые его собратья привыкли созерцать.

Когда он вспомнит свое прежнее местопребывание и мудрость пещеры, и своих собратьев-пленни- ков, не предполагаете ли вы, что человек этот поздравит себя с переменой и пожалеет их? Представь, что снова такой человек с солнца внезапно будет возвращен в свое прежнее положение. Не будут ли его глаза несомненно полны темнотой?

Если начнутся споры, и он должен будет измерять тени пленников, которые никогда не выходили из пещеры, то пока его зрение будет слабым, не будет ли он казаться смешным? Люди скажут о нем: «Он пошел наверх и вернулся вниз без глаз», было бы даже лучше не думать о восхождении. Если кто-нибудь попытался бы освободить и повести вверх к свету другого, то пленники схватили бы зачинщика и предали бы смерти".

«Существуют ли реальности, которых мы еще не познали?» - спрашивала я себя. Книга о Кэйсе продолжала тревожить мой ум. В конце концов факты следовало объяснить. Имелось конкретное указание на возможности человеческого ума, которые находились вне пределов моего образования и жизненного опыта. Предположим, что я откажусь от моих нынешних исследований и практики в хорошо установленных областях неврологии и психиатрии, чтобы изучать и оценивать эти явления?

Открывалось поле исследования, еще не признанное пригодным для научных методов. Но могла ли я найти способ изучения, который можно было бы применить к этому типу явлений? Может быть, настало время исследовать новую область человеческого опыта квалифицированному ученому и врачу? Когда я думала об этом, то понимала, что не могу ожидать поощрений со стороны коллег и друзей и что могу встретиться с серьезной критикой^

Существовали ли другие лица, подобные Кэйсу, с восприятиями вне границ пяти чувств? Можно ли было отыскать их и исследовать? Могла ли я объяснить явления СЧВ? Притяжение новой истины, которая могла быть открыта, было непреодолимым. Я начала серьезно подумывать, не рискнуть ли мне своей репутацией и карьерой, чтобы отдать все время изучению людей с такими странными и изумительными талантами.

Я начала осторожно расспрашивать друзей о людях с таинственными дарованиями. Так как я не хотела обсуждать мои новые интересы теперь же, то должна была мистифицировать своих знакомых коллег. Постепенно предварительные расспросы разрослись во вполне оперившийся проект, который стал делом моей жизни. Эта книга является историей того, как я шла к открытию. Здесь нет ответов или претензий на ответы. В книге излагаются факты и ставятся вопросы. Другие соберут больше информации и ответят на них. Я все еще имею «открытый ум» и поэтому, увы, для меня нет пути назад. Это будет оставаться делом всей моей жизни.

Я решила, что настало время написать серию хорошо документированных книг о СЧВ, чтобы поощрить исследования в этой области. Будущее человека на нашей планете может в значительной мере оказаться под влиянием открытия и развития способности к высшему восприятию. Удивительно, как много людей сегодня в различной степени обладает СЧВ! Всего этого я не знала, когда пускалась в новое научное приключение.

Конечно, я оказалась в поворотном пункте своей карьеры. Мне только что предложили вместе с профессорской деятельностью руководить исследованиями в психиатрическом отделении нового медицинского учебного заведения. Работа в этом направлении обещала возрастающий престиж. Открывалась великолепная возможность для дальнейших исследований в области неврологии и психиатрии. Можно было идти к вершинам профессии в общепризнанных и четко определяемых областях медицинских исследований или погрузиться в неведомое и не исследованное море человеческого знания.

Что я должна была сделать? Приобрести известность и обеспеченность в рамках моей профессии и потерять при этом радость и восхищение, которые возникают при исследовании неведомого при открытии истины? Хотя тогда это мне показалось странным, но решение было принято без всяких внутренних колебаний и сожалений. У меня всегда был «ум, не боящийся путешествовать, даже если путь не был намечен». Я решила, что если необходимо, то могу «потерять мир», радуясь новому призыву исследовать ум человека.

ч. 1 ч. 2 ч. 3 ч. 4