Родом из блокады

ч. 1

РОДОМ ИЗ БЛОКАДЫ

Подробности

Категория: История

Опубликовано 30.11.-0001 02:30

Процент молодежи среди таких людей в последние годы резко возрос. Кто-то следует появившейся моде на посещение подобных мероприятий, поддавшись пропаганде СМИ, кто-то действительно ощущает острую необходимость культурного обогащения, кто-то всерьез увлекается своеобразной  театральной жизнью, становится настоящим «театроманом».

Чем ближе к маю, тем больше театров, кинотеатров и  других мест массового, так сказать, просвещения включают в свою афишу мероприятия, связанные с событиями Великой Отечественной Войны. Конечно, это не значит, что интерес к ним просыпается только к празднику Великой Победы. Но, к сожалению,  мероприятия подобного рода проходят не круглый год. Лишь немногие места в России, где человек может культурно провести время, готовы независимо от сезона представлять зрителю спектакли, фильмы, выставки на военную тематику.

Одним из таких является Открытый общественный театр «Родом из блокады», который находится  в Санкт – Петербурге.

Он объединяет ленинградских артистов-блокадников, которые в годы войны выступали перед бойцами, защищавшими город.

Театр стал очень востребованным, несмотря на  однообразную тематику: война и блокада. Команда театра дала более 2500 концертов и спектаклей.

Группу ведущих артистов театра приглашали и  в Париж, и в  Нью-Йорк.

Приглашающая сторона обещала большое количество зрителей. Так оно и было: много людей посетили спектакли театра за границей. По России, к сожалению, театр гастролирует мало. Причина простая — отсутствие средств.

Вход в театр  свободный. Артисты, большинство из которых перебиваются нищенской пенсией, работают бесплатно. Однако в представлениях театра участвуют не только пожилые актеры, но также  внуки и правнуки жителей блокадного Ленинграда.

Подобного театра в мире не существует. 

Театр удивителен тем, что он — благотворительный.

«Работать в этом театре - это счастье, потому что благодарнее зрителя я не встречал, хотя побывал я на разных сценах! -  рассказал журналу певец, солист театра «Родом из блокады» Новицкий  Георгий Владимирович.  – Многие актеры готовы сами платить деньги, чтобы выступить для Ветеранов! Есть, правда, один минус: несмотря на то, что  наш театр и называют "театром аншлагов", с каждым годом, увы, зрителя становится все меньше и меньше»

Конечно, главная награда для артистов – внимание и уважения зрителя. Но, тем не менее,  театр имеет и значительные награды. "Родом из блокады" - единственный театральный коллектив, являющийся лауреатом 1998 года "Золотой Книги Санкт-Петербурга" - своеобразной летописи славы великого города в именах и деяниях, созданной в помощь городу и его жителям выявить лучшие достижения своих горожан, увековечить эти достижения и их создателей и рассказать о них всем. В 1998 году за сохранение памяти о подвиге защитников и жителей Ленинграда в дни блокады в этом почетном списке оказался и театр. Среди других  многочисленных почетных званий и наград есть и диплом Общественного объединения «Золотой пеликан» с символической формулировкой — «За милосердие и душевную щедрость».

К 65-летию Победы театр готовит около 13 особых программ  выступлений, главные из которых: «Под именем Санкт-Петербурга», «Всё дальше уходит блокада» и  «Не ради славы и наград».

Сайт http://nasha-molodezh.ru/


Открытый общественный театр - "Родом из блокады"




  • автор: Нина Кононова

  • категория: Театральное искусство

  • дата: 3-08-2010, 12:33



Открытый общественный театр - "Родом из блокады" - единственный театральный коллектив лауреат "Золотой книги Санкт-Петербурга",
член Петровской академии наук и искусств. Среди других его многочисленных почётных званий и наград есть и диплом Общественного объединения «Золотой пеликан» с символической формулировкой — «За милосердие и душевную щедрость». Подобного театра в мире не существует. Театр удивителен тем, что он — благотворительный.

Макар Алпатов, художественный руководитель театра «Родом из блокады»:

«Мы отыграли более 2500 благотворительных выступлений. Их посетило более двух с половиной миллионов человек. Кредо театра такое - выступления бесплатные. Зрители не платят деньги, актёры не получают гонораров».

У театра «Родом из блокады» есть неофициальный титул, каким могла бы гордиться академическая труппа — «театр аншлагов». Выступления проходят на лучших сценических площадках города — в БКЗ «Октябрьский», Большом и Малом залах филармонии, Театре Эстрады, Концертном зале у Финляндского вокзала, Доме актёра, Доме журналиста, Доме офицеров. А также — в воинских частях и военных училищах, в Доме ветеранов сцены и Госпитале инвалидов войн.

Труппа театра насчитывает около 250 человек. Наши артисты — золотой фонд ленинградской культуры... Актёрам старшего поколения пришлось оттачивать мастерство в окопах и землянках, на импровизированных сценах и без таковых, в матросских клубах и на палубах боевых кораблей, в госпиталях. Бок о бок с ними выступают и те, чьё детство прошло в блокадном Ленинграде. В спектаклях и концертах театра «Родом из блокады» принимают участие дети, внуки и правнуки жителей блокадного Ленинграда.

C 1999 года директор театра заслуженный работник культуры Р.Ф. - Людмила Демидова.

Открытие очередного 17-го сезона Театра состоится по традиции в День печали и скорби начала Ленинградской блокады 8 сентября в 15 часов спектаклем-воспоминанием "Блокада рассекречена..." в Концертном зале Калининского района у Финляндского вокзала на площади Ленина дом 1. Вход свободный. Справки по тел.: 5426611 - в будние дни с 12 до 17 часов. 


http://culture-petersburg.ru/

Вечерний Петербург

30 сентября 2010

Макар Алпатов: В чем секрет блокады?


Уникальный коллектив театра «Родом из блокады» продолжает радовать поклонников. Это — необычное сообщество людей, которые, так сказать, работают памятью о блокаде, причем совершенно безвозмездно. 

Недавний 84-й пробег Пушкин — Петербург на призы «Вечёрки» был посвящен памяти заслуженного работника культуры РФ Валентина Семёнова. В тот же вечер Валентину Ивановичу был посвящен еще и творческий вечер. Его в Доме актера провел Театр «Родом из блокады». Это — необычное сообщество людей, которые, так сказать, работают памятью о блокаде, причем совершенно безвозмездно.  

Художественный руководитель — заслуженный деятель искусств России Макар Леонидович Алпатов пригласил нас на встречу: рассказать о театре и о себе. В августе ему исполнилось 70 лет, но поверить в это трудно, выглядит он максимум на 55. «Профессия молодит», — отшучивается Макар Леонидович. 

Мы встретились в его кабинете — Макар Леонидович преподает вокал в Университете культуры и искусств. Он ведь баритон, работал в Московском театре оперетты, пел и в опере ведущие партии. Но началось все совсем с другого. С журналистики. Причем оказалось, что Макар Алпатов — мой старший коллега.



Потряс верхним «до» 

— Моя первая статья вышла пятьдесят лет назад — и тоже, не поверите, в «Вечёрке». Только не в «Вечернем Ленинграде», а в «Вечернем Тбилиси». Я там учился. И начал писать о музыкальном театре — деньги нужны были, чтоб кушать. Потом я был спецкорреспондентом в газете «Заря Востока». А в «Вечернем Ленинграде» моя статья впервые появилась в 65-м году. Про меня тоже кое-что писали.  

Тут Макар Леонидович показывает мне ксероксы газетных вырезок. Одна — 69-го года. «Пожалуй, впервые встретились слушатели с таким созвездием певцов: К. Шульженко и М. Бернесом, Э. Пьехой и М. Кристалинской, Е. Флаксом и М. Алпатовым...» 

— Ну вы понимаете, как мне было приятно попасть в компанию таких людей? Конечно, я был благодарен «Вечёрке» и некоторым другим газетам. Как-то была статья Татьяны Сатыр «Он меня потряс верхним «до». Еще в «Вечёрке» у меня был друг Валя Семёнов. Мы с ним вместе играли в футбол. И как-то раз он даже позвал меня участвовать в пробеге Пушкин — Ленинград. Я занял третье место. 



И действительно, в «Вечернем Ленинграде» за 8 октября 1973 года — статья с большим фото «Пробегу на приз «ВЛ». Кажется, ничего не изменилось. Кроме нюансов вроде названия города.

Мы понравились эстонским националистам 

А вот эта вырезка — уже 95-го года. Поздравление Макара Алпатова с 30-летним юбилеем творческой деятельности. В этом году был еще и основан Театр «Родом из блокады» — похоже, главное дело для Макара Леонидовича. Театр, в котором работают актеры-блокадники, или дети блокады, или дети блокадников, или их ученики. Театр, в котором уставом определено: актеры работают не за гонорары, зрители не платят за вход. Театр, ставящий все новые спектакли, разъезжающий каждый год по разным питерским залам и за пределами города — добраться удалось и до Парижа, и до Нью-Йорка. «Театр аншлагов», как его прозвали поклонники, — и в Нью-Йорке имевший полные залы. 

— В других городах, в Париже, люди приходят на нас посмотреть, поражаются. А на гастролях в Таллине в 2009 году нас самих довели до слез. Люди приехали со всей Эстонии и говорят: мы с 1991 года русского языка со сцены не слышали! Были там смешные вещи. Хотели нам устроить обструкцию — ну, местные националисты. И ничего не вышло. Мы им понравились.  

У нас есть спектакль «Блокада рассекречена». И мы все пытаемся раскрыть этот секрет. Как смогли выжить? Как смогли победить? Как получилось, что наш театр, которому сулили два-три месяца жизни, уже 17 лет существует и сыграл более 2500 благотворительных спектаклей? Ведь было и плохое, и хорошее. Но как говорил мой отец: «Плохих людей мало, в основном — хорошие. Но и в плохом человеке ищи, за что его полюбить!» 

Пожалуй, самое хорошее — это то, что театру всегда помогают журналисты. Я благодарен Матвею Фролову, которому еще посвящена ваша репортерская премия. А тогда, в 90-х, он сказал мне: раз ты будешь делать «блокадный театр», этот текст у тебя должен быть. 

Это полный текст «Песенки военных корреспондентов» — на слова Константина Симонова «От Москвы до Бреста»... Он сохранился только у Фролова — там куплетов 20 всего. 

А самое тяжелое — это то, что уходят один за другим и наши актеры. И наши зрители. 

Ощутить, что живые 

— Была у нас такая очаровательная дама — Мария Ивановна Мягкова, статистик по специальности. Она вела разные статистики, связанные с нашим театром. И она посчитала, что между каждыми нашими двумя сезонами — с 22 июня до 8 сентября (эти даты ведь пояснять не надо?) — навсегда уходит примерно около тысячи зрителей. Можете себе представить такую цифру? И актеров-блокадников у нас осталось 22 человека. Умерла Зинаида Васильевна Совкова, завкафедрой сценической речи и риторики. 

Она учила всех, на радио и на телевидении — сплошь ее ученики. Она курировала и ставила наши спектакли. Ушел мой дружок, наш с вами коллега Алексей Яковлевич Гребенщиков, у которого был 4-й номер журналистского билета, — учитель почти всехжурналистов, с которыми я сталкивался, — уже восемь лет как. В прошлом году ушла Ольга Нестерова.
  
У нас в театре и сейчас есть гениальные актеры. Вот Анатолий Константинович Александрович. Народный артист, певец суперкласса. Он сейчас уже не поет — стоять на сцене тяжело, а у него нет ноги. Мы стараемся каждый раз на его день рождения напомнить, предложить на радио... 

Или директор театра — Людмила Ивановна Демидова. Ей во время блокады было 11 — 12 лет. Она не пропустила ни одного урока фортепиано. Представляете, какие люди? 

А 23 сентября у нас и вовсе произошла потрясающая история. Самой «молодой» артистке нашего театра, Галине Павловне Семенченко, исполнился 101 год — вы в прошлом году писали про нее. И она рвется на сцену. Ей как раз недавно дали новую международную премию — называется «Древо жизни». Я ей звоню, поздравляю — она говорит: «Я сейчас домою полы, выгуляю Мальчика и потом приготовлю что-нибудь вкусненькое». Каково? 

Один человек лучше другого. Но им тяжело. Потому что они чувствуют себя обойденными. Обездоленными. Как можно было не дать «народного артиста» Ольге Нестеровой? Другие до нее дотронуться хотели, помню, как до символа блокады. И таких людей много. Это очень тяжело — их ведь нельзя недооценивать. Слишком большую пользу они приносят. Ведь зрители приходят на них, чтоб посмотреть — и чтоб почувствовать плечо. Ощутить, что живые и что еще нужны. 

Сайт http://www.vppress.ru/

Театр Родом из блокады

Идея создания театра, объединившего блокадных артистов, принадлежит  ленинградскому певцу и режиссёру, все 900 дней фашистской осады пережившему с  родным городом, Макару Алпатову. Театр стал Открытым Общественным. Задачи, поставленные художественным руководителем,  - как бы пафосно это не звучало – верно  служить Родине, работать на благо Отечества, посвятить свою благотворительную деятельность делу пропаганды подвига города-героя Ленинграда. Первое официальное выступление произошло в мае 1994 года на отчётно-выборной конференции общества «Жители блокадного Ленинграда», от этой даты и принято вести рождение коллектива.

   Творческий коллектив рождался нелегко, рождался в муках. Золотой фонд ленинградского искусства военных и блокадных дней, объединившись в братство, составил ядро коллектива единомышленников, постаравшихся забыть прошлый дух вечной конкуренции и актёрских конфликтов.

    Театр «Родом из блокады» через, казалось  бы,  непроходимые трудности вышел на самые лучшие сценические площадки города: Большой и Малый залы филармонии, БКЗ «Октябрьский» и «Гигант-холл», капеллу и Дом Актёра, Дом Офицеров и Дом Журналиста, Театр Эстрады, Лиговский Народный дом и Концертный зал «У Финляндского вокзала», не забывая госпитали и общества инвалидов, ветеранов, блокадников, библиотеки, ВУЗы, музеи, школы. Питерские журналисты стали называть театр «театром аншлагов». Два ключевых спектакля – «Музыка блокады» и «Майская музыка Победы» - явились визитными карточками, которые с гордостью можно было предъявить не только землякам, но и на гастролях в Таллине, Париже, Нью-Йорке. В поисках жанра сценического воплощения подвига города-героя Ленинграда, благодаря режиссёрской фантазии Макара Алпатова, родились спектакли-импровизации, такие как «Есенин и блокада», «Пушкин и блокада», «Маяковский и блокада» и другие.  Они  вызывали горячие споры, но не оставляли равнодушными, чем радовали и автора и исполнителей.

   Было нелегко, сейчас ещё труднее, а что будет – покажет будущее, но театр «Родом из блокады» продолжает свою благотворительную творческую жизнь, несмотря на актёрские и зрительские потери, и свято верит, что молодое поколение – внуки блокадников – подхватит знамя патриотизма, которое с честью несёт театр уже практически два десятилетия, что ещё удастся осуществить задуманное  и выпустить новые работы - к 100-летию Героя Советского Союза А. Маринеско, к юбилеям артистов коллектива, известных блокадников и Героев военных и блокадных дней, к 70-летию прорыва блокады, да и повседневной работы по пропаганде подвига ленинградцев будет хватать, как все эти годы.

 

Сайт http://www.negosteatr.ru/index.php



Невское время No 140(1543) 8 августа 1997 г.

Он поднял в атаку стихи о блокаде 
К юбилею поэта Анатолия Молчанова Лет семь назад я прочел в городской газете стихотворение "Покаяние", посвященное блокаде. Стихи произвели сильное впечатление. А вскоре познакомился с автором "Покаяния" Анатолием Владимировичем Молчановым. Скромный, немногословный, соответственно фамилии, и даже застенчивый седовласый человек с молодым блеском в глазах - каким он виделся за кулисами, - поэт мгновенно преобразился на сцене, страстно читая свои горькие стихи: Вновь блокада меня назначает связным Я несу донесенье от мертвых к живым, Чтобы голос погибших сквозь время проник, Чтобы знали потомки всю правду о них И гордились в открытую прошлым своим...

С тех пор мы работаем с Анатолием Молчановым бок о бок на сцене театра "Родом из блокады", участвуем в благотворительных спектаклях и концертах - от БКЗ "Октябрьский" до небольших клубов при ЖЭКах.

Его первый поэтический сборник "Блокадной вечности мгновенья" выпустили "самиздатом" ветераны Дороги жизни, первый печатный - "Мы из блокады" - благодаря спонсорам", достиг тиража 7000 экземпляров, а вот второй - "Крещенные блокадой" - меценатов, увы, не нашел - книга вышла тиражом 1000 экземпляров на счет автора и практически стала библиографической редкостью.

Коренной ленинградец Анатолий Молчанов пережил все 900 дней блокады в родном городе. Стать поэтом никогда не думал. В детстве, как все, "грешил" стихами. В блокадные годы пытался писать о том, что видел, испытал, прочувствовал детским сердцем. Самый большой страх, как он теперь рассказывает, испытал дважды: когда на крыше дома напротив сентябрьским вечером 1941 года вспыхнуло около двух десятков зажигательных бомб и вспышка просветила насквозь светомаскировку на окнах - некоторое время блокадный мальчишка потом заикался; а во второй раз - когда на его глазах умирала мама, вернувшаяся с похорон деда. Он закричал так, что этот крик вернул ее "оттуда"...

И больше, утверждает нынче поэт, сильно не пугался - ни темной лестницы, где иногда спотыкался о трупы соседей; ни в тот день, когда встретил в лесу двух немецких разведчиков, один из которых выстрелил из пистолета - страшно ему стало лишь тогда, когда увидел свою раненую ногу и подумал, что не сможет никого предупредить об этих шпионах, и они уйдут. Но все-таки дошел до взвода прожектористов на опушке леса. И месяца через два командир этого взвода вручил ему перед строем медаль "За оборону Ленинграда". Правда, без удостоверения. Тогда 11-летнему мальчишке бумажка была ни к чему.

Вот так и вышел из блокады - с могилой на Охтинском кладбище, со шрамом на ноге и медалью без удостоверения, с сердцем "в рубцах и ожогах". И с тяжелой нашей блокадной памятью, а главное - с безграничной гордостью за свой героический город. Кто еще может так любить Ленинград, как любят его блокадники? После победы закончил школу с золотой медалью, потом Ленинградский гидрометеорологический институт (диплом с отличием). Около 40 лет инженер-океанолог Анатолий Молчанов изучал прибрежные зоны Балтийского, Белого, Баренцева, Черного морей, Ладожского и других озер, многих рек, пройдя путь от простого техника до главного гидролога Ленинградского треста инженерно-строительных изысканий.

Еще с институтских времен проявились у будущего поэта актерские способности, потом играл в самодеятельности - его даже приглашали на работу в профессиональный театральный коллектив. Лет 30 назад нашел-таки достойное применение своему артистическому дару: работал в экспедиции в Архангельской области, рядом был детский санаторий для лечения последствий полиомиелита. Развлечений у детей было мало - кино, телевизор, - артисты не приезжали. Молчанов предложил главврачу себя как рассказчика сказок. И почти каждый день он рассказывал им сказки - и свои, и народов мира. И с тех пор в школах, детских домах, библиотеках звучит голос Молчанова-сказочника. Скоро к сказкам прибавились сочиненные им веселые рассказы, а потом и стихи, стихи о блокаде: Я поднял в атаку стихи о блокаде За город Великий, чьи жертвы не счесть, За честную память, за славу и честь.

Всех тех, кто блокадника гордое званье Несет сквозь года, через все испытанья...

Никогда не забыть, как после окончания творческого вечера Анатолия Молчанова, собравшего, как всегда, полный аншлаг, к поэту, чтобы надписать его сборник "Мы из блокады", выстроилась нескончаемая очередь почитателей его таланта, благодарных братьев и сестер по блокаде, в сущности, героев его стихов. Это - признание!

И сегодня, празднуя юбилей, поэт Анатолий Молчанов смело и гордо провозглашает со сцены блокадного театра: "В реквием блокаде я вписал свою строчку!"

Скоро в Доме актера им. Станиславского открытый общественный театр "Родом из блокады" отпразднует юбилей А. Молчанова. На творческом вечере поэта будет представлен новый сборник его стихов "Я - часть Ленинграда".

Макар АЛПАТОВ, худ. руководитель театра "Родом из блокады", заслуженный артист России



http://www.pressa.spb.ru/newspapers/nevrem/arts/nevrem-1543-art-25.html

Александр ГОРЕЛИК

(20 Января 2009, 00:00)

Что в Петербурге напоминает о блокаде


По сей день в Петербурге многое напоминает о блокаде

Как, например, надпись на доме 14 по Невскому проспекту, предупреждающая, что эта сторона улицы наиболее опасна при артобстреле. К ней до сих пор возлагают цветы.

А что еще в Северной столице связано с военной порой и подвигом горожан и защитников Ленинграда?

Театр грозовых времен

В годы войны ленинградские артисты часто выезжали на фронт, чтобы выступить перед бойцами, защищавшими город. Было и немало концертов для блокадных жителей. Этих актеров не просто любили, их обожали.

А в 1993 году те самые артисты собрались вновь. И вместе со своими детьми снова стали выступать перед горожанами. Свой театр они назвали «Родом из блокады». Причем все спектакли они дают бесплатно, хотя многие актеры живут исключительно на пенсию. Послушать кумиров молодости приходят ветераны и даже приводят своих внуков. В зале всегда аншлаги.

http://www.kp.by/daily/24229/430081/

САЙТ КИРИЛЛА СТРАХОВА



 ПУБЛИКАЦИИ

"ЧТОБ В ДУШАХ СОХРАНИТЬ ЖИВЫЕ ИМЕНА…"

 

Статья для юбилейного сборника ленинградского театра  "Родом из блокады"



Наверное, в каждом петербургском доме есть заветный уголок, где хранятся реликвии - свидетели семейной истории. Здесь пожелтевшие фотографии, письма, фронтовые награды…

Недавно, разбираясь в таком уголке своего дома, я неожиданно нашёл вместительную картонную коробку. Приоткрыв крышку, увидел стопку аккуратно сложенных бумажных конвертов с патефонными пластинками. Бернес, Утёсов, Шульженко, Кострица…

"Я счастлив, что я ленинградец, что в городе славном живу" - пела на одной из пластинок Ольга Нестерова. Голос не сильно изменился за годы, но в нём всё так же слышна незабываемая то напористая, то ласковая интонация.

Как ни грустно, но блокадным актёрам сегодня уделяется не так много нашего внимания. Не так много, как они заслужили. Ленинградские артисты через годы пронесли свою особую ленинградскую гордость и красоту. А память и любовь зрителя особенно важны для артиста.

За прошедшие шесть десятков лет события той далёкой войны незаметно стираются из памяти поколений. Искреннее сострадание нередко заменяют банальные штампы, эмоциональные поэтические строки становятся лозунгами, документальные свидетельства - замершими музейными экспонатами. Наверное, такова логика истории, не всегда искренней, не всегда благодарной.

И только общение с живыми участниками тех событий дают нам редкую возможность перекинуть мост через года, а теперь уже и через века нашей недавней истории. Артисты открытого общественного театра "Родом из блокады" - в этом смысле, - незаменимые проводники.

Деятельность различных творческих коллективов, а также отдельных исполнителей в годы Великой Отечественной войны имела особую ценность. Выступления артистов существенно поднимали боевой настрой солдат, подчёркивали важность их дела - освобождения Отечества от захватчиков, наконец, отогревали сердца и души людям, которые долгое время слышали не песни, а грохот канонады, видели не танцы и театральные сценки, а горькие последствия войны. Артисты, помимо прочего, были своеобразными посланцами, связывавшими город и фронт, ленинградцев и бойцов на передовой. Блокадным артистам удалось связать и, казалось бы, противоположные понятия: культура и война.

Как оказалось, в литературе о блокаде деятельности фронтовых концертных бригад, отдельных исполнителей в войсках и в осаждённом городе уделено не так много внимания. В изданной после войны программной монографии А.В. Карасёва "Ленинградцы в годы блокады 1941 - 1943" отмечено: "Работники искусств были дорогими гостями фронтовиков. Не было такой воинской части или госпиталя, в которых осенью 1941 г. не выступали бы ленинградские артисты. Их бригады безотказно выезжали на передний край обороны <…> Весёлой шуткой, острым сатирическим словом, патриотической песней артисты вдохновляли солдат и офицеров на воинские подвиги" . Отмечается и другая грань рассматриваемого явления: "Волевой труд во имя победы закалял волевые качества советского артиста. 

Общей борьбой и единой целью скреплялась дружба работников сцены с фронтовиками" .

В более чем 300-страничном монографическом труде теме фронтовых бригад, артистов - защитников города посвящено не более полутора страниц. И это говорит об отсутствии детальной исторической проработки названных проблем.

В знаменитой "Блокадной книге" А. Адамовича и Д. Гранина упоминания о деятельности ленинградских артистов в годы войны и вовсе отсутствуют. Гаррисон Солсбери, автор альтернативного исследования о жизни блокадного Ленинграда также не уделяет внимания данной теме.

Из всего этого можно бы было сделать вывод о невысокой значимости рассматриваемой проблемы в жизни фронта и осаждённого города. Но есть одно существенное "но". Ленинградцы выстояли и победили во многом потому, что были духовно выше своего противника. Об этом свидетельствует и своеобразный термин, возникший в осаждённом городе и подмеченный Адамовичем и Граниным: "моральный дистрофик" . И стать моральным дистрофиком гораздо страшнее, чем дистрофиком физическим - заключают авторы.

В городе большим успехом пользовались книги, в кромешном аду блокады ленинградцы читали Гёте и Шиллера, переводили Данте, сами писали литературные произведения и научные труды.

Ленинградская поэтесса Ольга Фёдоровна Берггольц писала: "Я думаю, что никогда больше не будут люди слушать стихи так, как слушали стихи ленинградских поэтов в ту зиму голодные, опухшие, еле живые ленинградцы" .

В городе творили композиторы, художники, артисты. Последним пришлось сыграть особую роль.

С самого начала войны работой по организации представлений на мобилизационных пунктах, привалах, в госпиталях, воинских частях, формированиях МПВО, в жилых домах, агитпунктах и даже бомбоубежищах занималась специальная "шефская комиссия". В состав комиссии вошли Т. Карская, Ш. Меламуд, Т. Паюсова, Е. Межерицкая, Л. Тагер, Е. Шкроева и Л. Петрова - Бояринова.

По статистическим данным, только за период с 23 июня 1941 г. по 1 января 1942 г. в Ленинграде состоялось 3760, а на фронте - 6680 концертов. Всего за годы Великой Отечественной войны Ленгосэстрадой было дано свыше 12 180 концертов .

Первым военным объединением артистов стал Театр народного ополчения, созданный по инициативе Николая Константиновича Черкасова вскоре после того, как 28 июня 1941 г. была сформирована Ленинградская армия народного ополчения. Базой для театра был избран Дворец культуры имени Первой Пятилетки - отсюда бригады артистов отправлялись к зрителям - бойцам ЛАНО. После расформирования ЛАНО 23 сентября 1941 г. был расформирован и творческий коллектив. На его месте возник Военный театр при Доме Красной Армии им. С.М. Кирова - "Агитвзвод" с делением на театральные бригады. Позднее они выделились в самостоятельные творческие объединения. Евгений Павлович Гершуни возглавил фронтовой цирк, Аркадий Ефимович Обрант создал танцевальный агитвзвод, Александр Викторович Пергамент руководил Театром Краснознамённого Балтийского флота. По утверждению Вс. Вишневского, "за 13 месяцев войны театр дал 3 тысячи спектаклей и концертов, а всего за войну свыше 5 тысяч" . Позднее был основан ансамбль Красной Армии Ленинградского фронта, много выступавший на фронте и в осаждённом городе.

Исключительное место в истории блокады занимает Театр Музыкальной комедии, выступавший перед ленинградцами даже в самые тяжёлые блокадные зимы.

Искусство тоже стало линией обороны. И как тут не вспомнить известные слова Д.Д. Шостаковича, произнесённые 1 сентября 1941 года по ленинградскому радио: "…помните, что нашему искусству угрожает огромная опасность. Мы будем защищать нашу музыку, будем честно и самоотверженно работать, чтобы никто не мог её уничтожить" . Эта мысль двигала ленинградскими деятелями культуры.

Среди артистов - защитников Ленинграда в исторической и мемуарной литературе чаще других упоминаются имена народных артистов СССР П.З. Андреева и С.П. Преображенской, народного артиста РСФСР Б.А. Горина - Горяинова, заслуженных артистов республики Н.Я. Янета, Н. Пельцер, Н.Л. Вельтер, И.А. Нечаева, А.А. Орлова, О.Г. Иордан, К.И. Шульженко, В. Коралли…

Даже легендарные корифеи сцены выходили теперь к благодарному зрителю у самой передовой.

"Эстрада казалась нам чем-то легкомысленным", - скажет много лет спустя выпускник школы-студии БДТ Бен Николаевич Бенцианов, который из-за ранения на фронте оказался в концертной бригаде под Новосибирском. Но именно этот легкомысленный жанр спасал жизни, вселял уверенность в Победе.

Особой статьей концертной деятельности в блокадном Ленинграде были выступления в госпиталях. Подчёркивая значимость этой деятельности, инвалид войны Р. Девишев, писал в сборнике "Память: письма о войне и блокаде": "У каждого прошедшего войну есть в памяти, в сердце то, что запомнилось особенно остро <…> Я попал в госпиталь с тяжёлым ранением<…> Душевное состояние было таким безвозвратно обидным, - это сейчас не опишешь <…> мне шёл восемнадцатый год. Конечно, не хотелось думать о смерти, но порой казалось, что не выживу <…> Приехали артисты из Ленинграда <…> миловидная женщина лет двадцати пяти, баянист и скрипач, уже пожилые. Женщина подошла к моей кровати, присела на краешек и, обращаясь ко всем, ласково сказала: "Можно, я спою вам?" Мы молчали. Несколько секунд она смотрела на меня, потом кивнула аккомпаниаторам и тихонько запела:

На позицию девушка провожала бойца…

Потом она пела танго из кинофильма "Петер", про "скромненький синий платочек" и ещё. Очень хорошо пела. Цветов тогда не было. Но нам, тяжелораненым, давали белый хлеб <…> Я взял несколько кусочков с тумбочки и протянул певице. Она отрицательно покачала головой, но, видя, как тяжело мне их держать, взяла и начала ещё что-то петь. Тут я то ли заснул, то ли потерял сознание. Когда открыл глаза, артистов уже не было. На тумбочке лежали кусочки хлеба и записка "Дорогой мой солдатик, ты только поправляйся, я буду петь для тебя всю жизнь". И всё. Даже подписи не оставила. Несколько дней мы говорили о певице, вспоминая слова впервые услышанной песни "Огонек". И все эти дни было легче. Очень хотелось жить

Эпизод этот может показаться незначительным, но пишу о нём потому, что теперь особенно понимаю, как важно было искусство в той жестокой немилосердной войне, какой подвиг совершали наши ленинградские, да и не только ленинградские, артисты" .

В репертуаре фронтовых артистов - преимущественно песни военной тематики, лирические романсы, арии из опер и оперетт, песни из кинофильмов.

Все годы блокады в труппе Ленинградского театра Музыкальной комедии работала Галина Павловна Семенченко. Она родилась в 1909 году в Санкт - Петербурге. На всю жизнь сохранились яркие впечатления детства - представление цирка Дурова в 1914 году в здании на Фонтанке. Запомнилась не только миниатюрная железная дорога с проводниками - крысами в шитых красных камзолах и в цилиндрах с перьями и розами, но и почётные гости - император Николай Александрович и императрица Александра Фёдоровна с детьми.

И ещё Рождественская церковь, куда девочку привела бабушка. Настоятель церкви, отец Никодим учил закону Божьему, а в конце молитвы, внушал: "Люби всё живое. Никогда не обижай птиц, животных, никогда…" .

Как прекрасно это детство. Как не похоже на то, что пришлось пережить детям блокадного Ленинграда.

С девяти лет Галина Семенченко училась в театрально-балетном училище в классе Агриппины Яковлевны Вагановой, где одновременно училась и великая Галина Уланова. Многие с умилением вспоминали, как две Галины исполняли роли ангелочков во втором акте "Пиковой дамы" Чайковского…

Появление вокального дара было сюрпризом для педагогов юной балерины. Преподаватели М.Э. Феррари и Е.А. Муравьёва сумели развить и совершенствовать вокальный талант Галины. В 1920-х годах Семенченко работала в труппе Ленинградского мюзик-холла под руководством Касьяна Голейзовского. С 1930 года - в Ленинградском театре музыкальной комедии. Исполняла ведущие партии в опереттах И. Кальмана, Ж. Оффенбаха, И. Дунаевского, произведениях В.-А. Моцарта. С успехом Семенченко преображалась в Стаси с "Сильве", Танголиту из "Бала в Савойе", Лизу в "Марице", Пепиту в "Вольном ветре", мисс Мабль в "Мистере Икс", Дарью в "Девичьем переполохе"... Сколько их было, прекрасных ролей!

С первых дней Великой Отечественной войны Г.П. Семенченко участвовала в концертах, организованных военно - шеефской комиссией. Артистка выступала в Кронштадте, перед работниками ледовой трассы на Ладожском озере, в Рыбацком, перед лётчиками аэродрома в Бернгардовке. Макар Алпатов писал о жизни Семенченко в те годы: "После выездного спектакля - играли в Пушкинском театре, прямо оттуда машина увозила их снова на линию фронта. И так почти каждый день. Однажды, в день раненого бойца, ей довелось выступить 67 раз - бригада переезжала из госпиталя в госпиталь, и везде раненые хотели услышать любимые песни" .

О блокадной концертной деятельности Г.П. Семенченко с теплотой писал в рассказе "Полевой госпиталь" артист театра музыкальной комедии, постоянный сценический партнёр певицы А.В. Королькевич. "Концерты, концерты, концерты <…> Это с утра пятый. Впереди ещё три. <…> На открытых машинах, в деревянных бараках, каких-то бывших санаториях. <…> Концерты насыщены весельем, пением, залихватской пляской и жизнерадостностью <…> И всюду улыбки и сияющие глаза. После концерта <…> раненые просят передать записки, письма, сходить навестить родных. Всё это записывается в толстую тетрадь и по приезде в Ленинград выполняется скрупулёзно и неукоснительно" .

Однако фронт приносил артистам и сильнейшие психологические страдания. А.В. Королькевич описал концерт, данный Г. Семенченко и аккордеонисткой Г. Каучер перед единственным зрителем - раненом лётчиком: "обе Гали испуганы <…> актрисы бывали в самых разных сценических условиях <…> но это была самая трудная и необычная сценическая задача. И они её на первых порах преодолеть не смогли. Они обе плакали <…>

- Хорошо… мне теперь, милая сестрёнка… вдруг стало хорошо… и не очень больно…

Галя пела и пела, и он затих, уснул. Они на цыпочках ушли. Врач, молодая женщина с проседью в волосах, потом сказала: "Он уснул навеки" .

Г.П. Семенченко сегодня нередко называют королевой военно-шефских концертов. Но и сегодня она продолжает активно выступать перед зрителями - ветеранами. Истинное искусство неподвластно определению стереотипами.

Давая оценку подвижничеству ленинградских артистов, живших и работавших в условиях блокады, нельзя забывать, что они, как и все горожане, страдали от голода. "Они были похожи на дистрофиков, - писал в мемуарах командир одного из подразделений Ленинградского фронта, - Я спросил: "Как, товарищи, вы сейчас покушаете, а потом будете выступать, или сначала выступать, а потом кушать?" А они с укоризной посмотрели на меня и чуть ли не в один голос сказали: "А можно сначала покушать, а потом выступить и опять покушать?"

Подобную историю рассказал и бывший разведчик Ладожской военной флотилии, ныне постоянный зритель театра "Родом из блокады" Н.П. Бавин, который вспомнил, что перед очередной встречей с артистами командир группы разведки приказывал отдавать артистам последнее, и не накормив, не отпускать. По собственным воспоминаниям, на позиции Бавина на острове Валаам приезжали ансамбль Николая Минха, Николай Яковлевич Янет, Гликерия Лукинична Богданова-Честнокова, Иван Петрович Дмитриев, Людмила Иосифовна Макарова. В декабре 1942 г. на Валаам приезжала и Галина Павловна Семенченко.

Широкую известность в годы блокады приобрела драматическая актриса Тамара Леонидовна Лапина.

Она родилась в 1913 году. Став артисткой, одинаково успешно выступала на сцене драматического театра, в мюзик-холле, оперетте и на эстраде. "С юности она сама создавала образы своих героев- писал о ней М.Л. Алпатов, - играла на сцене собственных придуманных персонажей и саму себя, читала свои стихи и прозу, пела свои песни и танцевала, иногда набиралась смелости и сама сочиняла музыку на свои тексты, писала и издавала свои книги, среди которых всегда выделяла произведения для детей, искренне любивших автора и с радостью принимавших участие в её творческих встречах" .

В годы блокады Т.Л. Лапина стала работницей бюро литературно - художественной пропаганды. Редактор петербургского радио В. Макаров писал об этом: "Тамара Лапина работала в жанре, который на эстраде принято называть "разговорным", и поэтому она неизбежно должна была прийти к созданию своего репертуара, став его автором, режиссером и исполнителем" . Нина Михайловна Левашкевич, танцовщица, а ныне администратор театра "Родом из блокады" вспоминала о работе Т.Л. Лапиной в концертных бригадах Ленинградского и Волховского фронтов: "Тамара была добрым человеком, хорошей артисткой, очень требовательной к себе и людям <…> Её любили, встречали хорошо" .

В годы блокады Т.Л. Лапина написала стихотворение "Товарищ актриса", которое посявятила своим боевым подругам:

Ты на плечах винтовку не держала,/Тебе в окопах не пришлось лежать,/Другим оружием с врагом ты воевала,/Как лишь актриса может воевать!/А рядом ты в коротком полушубке,/В негнущихся солдатских сапогах, /Но у тебя накрашенные губки,/Актриса ты, и чёртики в глазах.

В этих стихах всё - судьба человека и сама история. История великой страны.

Ленинградская певица Ольга Мартениановна Нестерова родилась в 1916 году. Нельзя не вспомнить, что среди её предков - великий русский композитор Михаил Иванович Глинка. Таким образом, преемственность творческих поколений - это не просто красивые слова.

В 1936 г. Ольга Нестерова поступила в Ленинградское музыкальное училище. Выпуск курса, на котором училась О.М. Нестерова, состоялся летом 1941 г… В первые дни войны певица поступила во фронтовую артистическую бригаду Ансамбля песни и пляски военно-морского флота. Нестерова выступала с аккомпаниатором - баянистом Владимиром Кузнецовым. Они ходили из одного конца города в другой, таща на саночках баян…

Вместе с ансамблем Нестерова выступала в блокадном городе, на фронте и на боевых кораблях. В марте 1943 года Ольга Мартиниановна стала солисткой только что созданного джаз-оркестра Балтийского флота под управлением Николая Минха. В составе фронтовых бригад Нестерова выступала на Ленинградском и Волховском фронтах, на Ладоге, позже - на Северном и Черноморском флотах. Сама Ольга Мартениановна говорит: "В войну я воочию убедилась, как нужна людям песня. Тогда же я поняла, что без песни немыслима и моя жизнь" .

Настоящий подвижник, даже в тяжелейших условиях блокады, Ольга Нестерова продолжала служить актерской профессии.

Пианист Всеволод Угрюмов родился в 1923 году. Его отец, Алексей Иванович, из учительской семьи, закончив Кронштадтское морское инженерное училище, до июня 1917 года служил на крейсере "Аврора" старшим минным офицером, и в соответствии с должностью получил титул личного дворянина. В годы гражданской войны Алексей Иванович стал командиром минного дивизиона Днепровской флотилии Красной Армии.

Мать - Елена Фёдоровна, урождённая баронесса Фон Розен. Образованная женщина сама музицировала с маленьким сыном, а чуть позже определила его в музыкальную школу на Петроградской стороне. Уже тогда В.А. Угрюмов играл на лучших сценах города - в Большом зале Филармонии, Академической Капелле, а принимал участие в конкурсе музыкантов-исполнителей, неизменно занимая почётные места. "ГАТОБ (так называли тогда Мариинский театр - К.С.) видел в своих стенах немало мастеров искусств, им много аплодировали зрители. - писалось в рецензии 1933 года. - Но такая тишина в зале бывает не всегда, нечасто бывают и такие аплодисменты. Дружно хлопали в ладоши и товарищ Киров, и весь президиум, и весь зал - две тысячи человек. Аплодировали юному пионеру В. Угрюмову - победителю конкурса юных дарований" . Отличное начало музыкальной карьеры.

Но в 1935 г. семья Угрюмовых, в том числе и 12-летний Всеволод, неожиданно выдворена из Ленинграда и выслана в Астрахань. Уровень музыкального образования здесь был ниже, но в 1940-м Угрюмову чудом удалось вернуться в родной город, на последний курс Музыкального училища им. Н.А. Римского-Корсакова, к профессору А. Николаеву. Но тут вмешалась война.

В её первые дни 17-летний пианист записался в добровольцы и был направлен в 3-й стрелковый полк Первой (Кировской) дивизии народного ополчения. Музыкант участвовал в боях в действующей армии. В одном из сражений боец Угрюмов был тяжело ранен - пуля разбила правый плечевой сустав, прошла насквозь и вышла в двух сантиметрах от позвоночника. Пока вокруг шёл бой, Угрюмов пролежал в окопе, а ночью с гранатой в здоровой руке дополз до позиций Красной Армии. Там ему сделали перевязку, затем отправили в медсанбат. Долгие месяцы боец находился в госпиталях, правая рука не работала, с трудом удалось частично восстановить подвижность плечевого сустава. С мечтой стать дирижером пришлось расстаться.

К строевой службе Угрюмов был признан негодным, получил статус инвалида войны. Он вернулся к родителям в Астрахань, где в это время в эвакуации находился Донецкий оперный театр. Несостоявшийся вроде бы музыкант устроился на техническую должность.

Это было лишь началом жизненного подвига, который мог бы стать достойным сюжетом и для книги и для научного исследования. Всеволод Угрюмов преодолел все роковые препоны и стал виртуозным пианистом, в последствии - главным концертмейстером театра "Родом из блокады" и даже заслуженным артистом России. Жаль, что последнюю новость он так и не узнал…

День Победы, 9 мая 1945 года ленинградские артисты встретили на концертных площадках. Так Галина Семенченко выступала на ступенях Биржи, а уже 14 мая отправилась в поверженную Германию, где дала 64 концерта для воинов - победителей. 9 мая джаз-оркестр Краснознамённого Балтийского флота под управлением Николая Минха перешёл в ведение Ленинградского радио, и Ольга Нестерова стала солисткой радиокомитета.

Значительная часть артистов театра "Родом из блокады" - дети осаждённого города. Как творческие работники они сложились уже в послевоенное время. Но для кого-то из них День Победы стал днём публичного дебюта. 9 мая 1945-го Макар Алпатов стал единственным участником концерта в военном госпитале на Троицком поле. Сам Алпатов так рассказал об этом событии: "…стоя на табурете из-за малого пока роста, с огромным бантом на груди "а-ля кот Леопольд" я, завывая и безбожно перевирая текст, читал "Жди меня" Симонова и пел "Играй, мой баян" Соловьёва-Седого, уже тогда переделав по-своему зачин - у авторов помните? - "с далёкой я заставы…" - а поскольку дело происходило на Троицком поле <…> то я запевал: "За Невскою заставой, где в зелени дом и скамья…" <…> Раненым землякам нравилось" . Из-за переаншлага, возникшего в зале госпиталя, концерт перенесли во двор Первого городка, где импровизированной сценой стала детская горка. Артисты из агитационной бригады опаздывали к полудню - времени начала концерта. В этот момент по распоряжению управхоза на сцену вновь вышел Макар Алпатов, удерживавший внимание зрителей до приезда артистов. Алпатов вспоминает: "… тут и артисты подоспели. Какой-то дородный дядька в галстуке-кисти сначала хотел меня выдворить, но, видимо, руководитель группы, смеясь, сказал ему: "Пусть ведёт концерт, это здорово!" .

По окончании войны концертные бригады были расформированы. Артисты возвратились в родные коллективы - Ленгосэстраду, приезжающие из эвакуации театры. Со временем сценическая жизнь Ленинграда вошла в мирную колею. Артисты незаметно для себя переходили в новый этап своего творчества.



Блокада и битва за Ленинград стали, пожалуй, главным событием в жизни актёров театра "Родом из блокады", повлияли на их мышление и мироощущение, сформировали понимание востребованность и меры успеха. События блокады принесли много горя, много страданий. Но в ответ на адские условия жизни появилось блокадное братство, где нерушимыми узами людей связала общая история, общая память о тех великих и трагических днях.

Кирилл Страхов, член Союза краеведов России, студент исторического факультета СПбГУ

http://positiv.fromru.com/music_blocada.htm






ч. 1