Око настоящего возрождения Все 7 тибетских жемчужин в одной книге

ч. 1 ч. 2 ч. 3



Око настоящего возрождения

Все 7 тибетских жемчужин в одной книге

Петр Левин
ОГЛАВЛЕНИЕ:

Тема 1: ПРЕДИСЛОВИЕ

Повернуть время вспять

Тибет

Я еду в Китай



Молодой старец

Крах


Я иду вслед за Ю

Дорогой мертвых

Монастырь

Истинная история «Око Возрождения»



Тема 2: Второе рождение – полный комплекс упражнений

Глава 1. Вращение энергии

Мой духовный наставник

Семь упражнений

Я увидел энергию

Последовательность выполнения первого упражнения

Глава 2. Возвращение силы

Неразумная трата энергии – причина преждевременной старости

Коврик уединения

Последовательность выполнения второго упражнения



Глава 3. Связь тела и сознания

Чен объясняет, почему так важно правильно дышать

Управлять своей судьбой – это реально

Последовательность выполнения третьего упражнения

Энергия растворяет проблемы

Глава 4. Очищение энергии

Я сомневаюсь в себе

Все, с чем мы боремся, усиливается, все, что мы принимаем, уходит

Энергия нейтральна

Последовательность выполнения четвертого упражнения

Глава 5. Балансировка энергии

Непонятные недомогания

Я начинаю понимать без перевода!

Ключ к активному омоложению

Последовательность выполнения пятого упражнения

Я становлюсь «похож на человека»



Глава 6. Сила и защита

Ю обещает, что я стану неуязвимым

Небольшая тренировка по боксу

Сила духа укрепляет тело

Тайны личной силы

Последовательность выполнения шестого упражнения



Глава 7. Небесное Око

Жизнь – урок, который никогда не кончается

Шесть упражнений – настройка на гармонию Вселенной

Комплекс шести упражнений: итоги

Пещера

Посвящение



Небесное Око сияет для всех

Последовательность выполнения седьмого упражнения

Возвращение домой

Тема 3: Приложение 1. Общая схема выполнения комплекса второго рождения

Первый этап

Второй этап

Третий этап



Краткая схема выполнения упражнений

Первое упражнение: «Вращение энергии»

Второе упражнение: «Возвращение силы»

Третье упражнение: «Связь тела и сознания»

Четвертое упражнение: «Очищение энергии»

Пятое упражнение: «Балансировка энергии»

Шестое упражнение: «Сила и защита»

Седьмое упражнение: «Небесное Око»



Тема 4: Приложение 2. Отзывы людей, регулярно выполняющих комплекс второго рождения


Петр Левин
Око настоящего возрождения

Древняя практика тибетских лам, тайны которой открыты только в этой книге

ТЕМА 1

ПРЕДИСЛОВИЕ
Рассматриваемые темы:

Повернуть время вспять

Тибет

Я еду в Китай



Молодой старец

Крах


Я иду вслед за Ю

Дорогой мертвых

Монастырь

Истинная история «Око Возрождения»



Повернуть время вспять

Долгие годы я не решался предать широкой огласке то знание, обладателем которого мне пришлось стать при весьма необычных обстоятельствах. Не видя себя в роли учителя, гуру или проповедника, я строго следовал правилу не рассказывать о том, о чем меня не спрашивают. Лишь некоторым людям, заинтересовавшимся тем, как мне удается так молодо выглядеть в моем уже не юном возрасте, я открывал секреты, но и то лишь убедившись, что их интерес не праздный, что они готовы сами на практике достигать того же результата. Но в последние годы я заметил, что таких людей, имеющих искреннее намерение повернуть вспять само время, становится все больше и больше. И как-то само собой произошло, что я обзавелся изрядным количеством учеников, которые, в свою очередь, понесли полученное знание дальше. В итоге возникла необходимость в некоем пособии, на которое можно было бы опираться. Но и тут сомнения не оставили меня: можно ли открывать все известные мне тайны? Все-таки одно дело, когда знание передается человеку, созревшему для восприятия, и совсем другое – передать его в руки всем желающим.

Сомнения эти развеяла сама жизнь. Ко мне обратился коллектив одной фирмы с просьбой провести семинар по омоложению. Опыт был успешен, и далее подобные предложения начали следовать одно за другим. Каждый раз меня встречала пусть небольшая, но весьма благодарная аудитория. И я понял: в мире происходят серьезные перемены. Ежедневно множество людей, будто просыпаясь ото сна, осознают, что жить как прежде больше невозможно. Страдания, болезни, преждевременная старость и уход из жизни – все это нужно остановить. И главное – люди почувствовали, что у них есть на это силы. Повернуть время вспять – это реально, и не для отдельных представителей человечества, а для огромного числа людей, и число это все возрастает день ото дня. Доставшееся мне тайное знание перестает быть тайным, потому что оно широко востребовано. Еще совсем недавно об этом можно было только мечтать…

Я по-прежнему не считаю, что наделен какой-то особой миссией, что должен «открыть глаза» непросвещенному человечеству – нет, я вполне обычный человек. Но раз уж моя судьба сложилась так, что я приобщился к тайнам, еще недавно доступным лишь горстке посвященных – то, видимо, и ответственность на мне за это лежит особая. В конце концов, знание дается нам, чтобы мы делились. Что я и собираюсь сделать в этой книге – теперь уже без сомнений, а с чувством радости, что время для этого пришло.

Но сначала мне придется рассказать по порядку всю мою историю.

Тибет

В далеких уже восьмидесятых годах прошлого века я окончил с красным дипломом Политехнический институт. Благодаря столь успешному завершению учебы я мог выбрать любой из самых удачных вариантов распределения. Остаться в аспирантуре и заняться наукой, или отправиться работать в НИИ, конструкторское бюро, на крупное предприятие в любом городе Советского Союза, и даже сразу на приличную должность – все это было реально. Но – молодость, наивность, не дававшая мне покоя романтика дальних странствий взяли верх, и я, к ужасу своих родителей, сам напросился, чтобы меня распределили подальше от дома, на Дальний Восток, на только начинавшееся строительство крупной ГЭС.

И надо сказать, ни разу не пожалел об этом. Да, были трудности, и тоска по дому, особенно поначалу – но я чувствовал себя прекрасно, занимаясь настоящим делом, а не просиживая штаны в каком-нибудь теплом местечке на не пыльной работе. Многие жили тогда по принципу «где бы ни работать – лишь бы не работать», но для меня это было категорически не приемлемо. Я хотел работать, я хотел жить на всю катушку – и я получил все, что хотел: интереснейшее, живое дело, работу в атмосфере всеобщего энтузиазма и воодушевления, чем сопровождались тогда подобные стройки, быстрый карьерный рост, более чем приличную по тем временам зарплату. К тому же я был молод, энергичен, воодушевлен своими успехами, а еще больше – открывающимися перспективами – что еще нужно для счастья? Разве что настоящая, большая любовь. Но и ее, как мне казалось, я к тому времени встретил. У меня была любимая девушка, на которой я собирался жениться. Мы вместе работали, нас связывали общие интересы, общее дело и, как я был уверен, общая судьба.

Все шло хорошо до 90-го года, а потом наша стройка забуксовала, как и многие другие в то время – государственное финансирование стремительно скатывалось к нулю. Начались перебои с заработной платой, вынужденные отпуска, и все прочие «прелести» переходного периода в экономике. Вскоре стало ясно, что все работы по строительству ГЭС вот-вот будут свернуты (так, кстати, вскоре и случилось, и строительство возобновилось лишь в 1999 году). Но и тут я не унывал, потому что в это же самое время появлялись и новые возможности. Например, стало вполне реальным поехать работать за границу. Я стал упорно работать в этом направлении. И вот в 1991 году мне предложили работу по контракту в Китае, тоже на одном из энергообъектов.



Я еду в Китай

Это была большая удача, по крайней мере так я думал. Лишь одно омрачало мой успех – разлука с любимой. Работы в Китае для нее не нашлось, а ехать туда в качестве моей жены и домохозяйки она не хотела, ее интересовала собственная карьера. Я ее понимал и не осуждал. И мы приняли, как мне казалось тогда, мудрое решение: отложить свадьбу на два года, до моего возвращения, а зато уж потом сразу купить квартиру и закатить грандиозное торжество – зря я, что ли, ехал зарабатывать? Будущая семейная жизнь виделась мне в моих радужных мечтах счастливой, благополучной, во всех отношениях устроенной, и два года не казались слишком большим сроком.

Мы поклялись друг другу в вечной любви, тепло попрощались, и я уехал.

Практически сразу же выяснилось, что мне не подходит ни местный климат – слишком жаркий и влажный, ни местная еда – слишком острая, буквально огнем сжигавшая мои внутренности. Я так и не смог к этому привыкнуть – так же, как к местным обычаям, культуре, языку. Все было чужое. К тому же я был совсем один, и с завистью смотрел на своих женатых коллег, приехавших в Китай с супругами, которые все как одна облачились в китайские одеяния, обзавелись веерами, и начали от нечего делать изучать какие-то китайские ритуалы и церемонии под руководством невесть откуда взявшихся учителей-китайцев. Зарядившись на этих занятиях энергией ци, женщины выглядели цветущими и довольными, и как могли скрашивали своим мужьям гостиничный уют, тогда как я довольствовался убогим холостяцким бытом.

В общем, об этой затее с Китаем я пожалел почти сразу. Остатки романтики дальних странствий окончательно выветрились из моей головы. Я затосковал, сто раз проклял эту «загранку», меня не радовали уже никакие деньги, которые я надеялся там заработать. Теперь я хотел только одного: скорее вернуться домой. Но прервать контракт оказалось невозможно, и я считал дни до полагавшегося мне отпуска.

Единственное, что меня радовало, это письма моей невесты. Поначалу она писала мне довольно часто, уверяла, что любит и скучает. Потом письма стали приходить все реже – моя любимая жаловалась, что у нее много работы, она устает, и времени нет совсем. На каждое ее письмо я писал ей по два, а то и по три ответа. Уговаривал беречь себя, побольше отдыхать. О своих трудностях не очень-то распространялся – не хотелось ее расстраивать. К тому же мечтал, как мы встретимся, когда я приеду в отпуск, и уж тогда наговоримся обо всем.

И вот когда до отъезда на родину оставалось каких-то две недели, произошла со мной удивительная история.

Молодой старец

На выходные я отправился в город, прогуляться по сувенирным лавочкам – хотел что-то привезти в подарок невесте, родственникам, которых я тоже собирался навестить, и друзьям. И так увлекся, бродя от магазинчика к магазинчику, что, подняв глаза, вдруг увидел, что нахожусь на совершенно незнакомой улице. Похоже, здесь начинался какой-то бедный квартал. Улочки стали совсем узенькими, магазинчики совсем маленькими. Как я сюда попал, а главное – как теперь найти дорогу обратно, я абсолютно не имел никакого представления. Ну надо же, – заблудился! Осмотревшись вокруг, я понял, что даже приблизительно не знаю, в какую сторону мне теперь идти. Зашел в ближайший магазинчик, задал вопрос на английском, но куда там – меня не поняли. То же самое было в другом, третьем, четвертом магазинчике – здесь говорили только по-китайски, а этот язык для меня был и остается совершенно непостижимым.

Уже почти совсем отчаявшись, и не представляя, что мне теперь делать, я, ни на что не надеясь, зашел в очередную лавочку. К удивлению своему увидел там человека европейской наружности.

Глядя на него, я пробурчал сам себе под нос по-русски: «Ну, если и здесь не говорят по-английски».

То, что я услышал в ответ, повергло меня в шок.

– Здесь говорят по-русски, – сказал хозяин лавочки, приветливо улыбаясь мне.

Сначала я просто онемел, все еще не веря, что мне это не мерещится. А потом так обрадовался, что сразу выложил незнакомцу почти все о себе – и как пошел за сувенирами и заблудился, и как жду отпуска, и как тоскую по дому.

Мой собеседник тоже был рад поговорить на родном языке – он оказался русским. Мне он поведал, что его отец до революции 1917 года был купцом, торговал «колониальными товарами», жил в Новосибирске, но и в Китае у него был торговый дом. Когда в России к власти пришли большевики, он сразу понял, что ничего хорошего его здесь не ждет, быстро собрал все самое ценное и с семьей эмигрировал в Китай. Здесь он успешно торговал, дела его торгового дома шли очень хорошо, пока не грянула культурная революция 1965–69 годов. Как и многие тогда, отец моего собеседника пострадал, и от всего дела только и осталась маленькая лавочка, доставшаяся по наследству сыну.

Я выразил сочувствие, но хозяин лавочки лишь махнул рукой – мол, ерунда, и сказал:

– Я доволен своей жизнью. А то, что не очень богат – так это и лучше: легче жить, когда нет лишней обузы.

С самого начала его рассказа о себе что-то мне показалось не так, какая-то была во всем этом неувязка. И тут до меня дошло: моему собеседнику по виду было никак не больше пятидесяти лет, а между тем из его рассказа выходило, что его отец еще до революции владел собственным делом. Может, он оговорился – не отец, а дед?

Но, впрочем, всякое бывает – поздний ребенок, вот и все. Думая, что нашел объяснение, я спросил:

– Вы здесь, в Китае и родились?

– Нет, молодой человек, родился я в России, – улыбнулся мой собеседник. – И родину свою очень люблю, хоть и живу вдали от нее. Хорошо помню ту Россию, прежнюю, дореволюционную, хотя было мне всего семь лет, когда пришлось ее покинуть.

– Как – семь лет? – я опять ничего не понимал, думал, что ослышался.

– Очень просто, родился я в 1910 году, и сейчас мне 81 год. Как видите, возраст свой не скрываю! – собеседник засмеялся молодым, звучным, совсем не старческим смехом.

Я таращился на него во все глаза и не знал, что сказать. Затем, наконец, выдавил из себя:

– Не может быть, – 81? Не может быть!

– Знаете, молодой человек, кстати, как вас зовут?

Я назвал себя, и мой собеседник в ответ попросил называть его Юрием Ивановичем, добавив, что китайцы зовут его просто Ю, но ему приятно слышать, как к нему обращаются полным русским именем.

– Так вот, – Юрий Иванович (которого, впрочем, мне тоже захотелось называть просто Ю) доверительно коснулся моего плеча, – не знаю, как вы, а я-то уверен, что случайностей в жизни не бывает. То, что вы пришли ко мне таким удивительным образом, то, что выведали мой возраст – это все не просто так, это знаки, знаки судьбы.

Я слегка отстранился, на миг подумав, а все ли в порядке с головой у этого странного человека – всякие разговоры о знаках судьбы и тому подобном казались мне подозрительными.

– Не смотрите так, – рассмеялся Ю, – я не сумасшедший, хотя вижу, что вы таким меня считаете!

Я начал было отнекиваться, но Ю перебил меня:

– Считаете, знаю. Думаете, и возраст свой я сочинил, и еще о каких-то знаках речи веду. Но нет, мой друг, я вполне в своем уме. В этом вы можете убедиться сами. Я хочу пригласить вас в небольшое путешествие – в горы, в Тибет. Уверяю вас, вы там найдете то, о чем и не мечтали. И все ответы на любые вопросы получите. В том числе и о том, как повернуть время вспять.

Слова про время, которое можно повернуть вспять, я тогда, каюсь, пропустил мимо ушей. Мой случайный знакомый все больше казался мне сумасшедшим. Да и Китаем я был сыт по горло, хотел только одного – скорее оказаться дома, а потому ни в какой Тибет с ним, конечно же, не собирался.

Вежливо отказавшись, я поспешил закончить разговор, и спросил, наконец, как мне выбраться из этого района города. Юрий Иванович мне подробно объяснил дорогу, на своем предложении о путешествии в Тибет настаивать не стал, лишь добавил:

– Если вдруг все же надумаете – всегда буду рад вас видеть. Я отправляюсь ровно через три недели, в воскресенье. Так что у вас есть время для размышления.

Я ушел в полной уверенности, что тут и размышлять нечего – какой Тибет, с какой стати?

Крах

Вернувшись в гостиницу, я тут же забыл об этой встрече, тем более что меня там ждало письмо. От моей невесты писем не было уже очень давно, я с нетерпением ждал от нее хоть весточки, и думал, что, наконец, дождался. Но письмо было не от нее, а от одного моего приятеля.

Я раскрыл конверт, и оттуда выпала фотография, на которой было запечатлено какое-то свадебное застолье. Я глянул мельком, хотел уже отложить, но тут меня буквально как громом поразило. Невеста, вся в белом, сидела в полупрофиль, с улыбкой глядя на жениха. Жених мне был не знаком. А лицо невесты я узнал бы из тысячи.

Это была моя девушка.

Я зажмурился в надежде, что обознался, что мне показалось – просто от тоски, от того, что скучаю, думаю о ней. Но, открыв глаза, еще раз убедился: это она. Ошибки быть не может.

В порыве злости и отчаяния я порвал фото в клочки и бросил на пол. Затем судорожно развернул письмо, вложенное в конверт вместе с фотографией. Пробежал глазами строчки: приятель интересовался, как я живу, рассказывал о своих делах, работе. И лишь в конце как бы между прочим упоминал: вот, недавно на свадьбе погулял, сочувствую, тебе, старина, да не переживай ты, все они такие.

Какое там – не переживай. Жуткая обида, злость, доходящая до ненависти, буквально разрывала меня на части. Я-то был уверен, что моя девушка – лучшая на свете, что она единственная, неповторимая, не такая, как все. А вот поди ж ты – не дождалась! Вспомнились наши встречи, завертелись в голове ее слова, обещания, клятвы в любви. Все вранье, все ложь! А я-то поверил, поехал, как дурак, в Китай зарабатывать на свадьбу, на квартиру, на будущую благополучную жизнь. Все мечты, все светлые надежды рухнули разом.

Я многого не знал тогда, и потому в мыслях казнил и осуждал свою бывшую невесту как только мог. Я не знал, что она осталась без работы и без средств к существованию. Я не знал, что она потеряла мать, скоропостижно скончавшуюся от инфаркта. А я был далеко, и не мог спасти ее от тоски, одиночества, и чего уж там – от надвигающейся нищеты. И ее скоропалительное замужество казалось ей тогда единственным шансом на спасение, но, как показали годы, счастья ей не принесло.

Но тогда я всего этого не знал, чувствовал себя обманутым и оскорбленным, и жить мне не хотелось.

Две недели, оставшиеся до отпуска, я прожил как во сне, ходил как в воду опущенный, лишь отмахиваясь от недоуменных вопросов коллег, мол, не заболел ли я. А потом вдруг понял, что на родину в отпуск я не поеду. Не хочу. Что мне там делать теперь?

Почти вся первая неделя отпуска прошла совершенно бездарно. Я просто лежал целыми днями на койке в гостинице и смотрел в потолок. А потом вдруг, ни с того ни с сего, мне вспомнился Юрий Иванович, наш странный разговор с ним. Не давая себе времени на размышления, я встал, быстро побросал в рюкзак самые необходимые вещи, и отправился в город. Мне было абсолютно все равно, куда, зачем и с кем отправиться. В Тибет – значит в Тибет. А почему бы, собственно, и нет?

Я иду вслед за Ю

Юрий Иванович нисколько не удивился, снова увидев меня на пороге своей лавочки. Он встретил меня так, будто и не сомневался, что я приду. Спокойно сказал:

– Завтра идем.

И предложил мне переночевать в его доме – это было очень кстати: в гостиницу мне возвращаться не хотелось.

На следующий день, рано утром, мы сели в автобус, направляющийся в Лхасу.

Ехать было долго – почти двое суток. Я все еще находился в нервозном состоянии, поэтому не чувствовал усталости ни от недосыпа (хотя автобус был спальный, с двухэтажными нарами, но нормально спать на них, да еще и в тесноте, духоте я не смог), ни от того, что дорога шла в гору, и все более явно ощущалась разреженность воздуха.

После ночи в дороге я задремал лишь под утро, но почти сразу проснулся, услышав какие-то крики снаружи, и понял, что автобус стоит. Выглянув, я увидел впереди шлагбаум и людей в форме, которые размахивали руками и что-то громко кричали.

Я вопросительно посмотрел на Ю, примостившегося на полке рядом, но он приложил палец к губам, приказывая мне молчать, и посоветовал на всякий случай забраться под полку. Я не понимал, зачем это нужно, но сделал, как он велит. Сам же Ю достал какие-то бумажки и пошел пробиваться к выходу.

Я сидел под полкой, слушая крики снаружи, и сердце у меня почему-то колотилось. Но вот наконец Ю вернулся, и автобус двинулся с места.

Я выбрался из-под полки, и Ю объяснил мне, в чем дело. Мы въехали на территорию Тибета, где иностранцам разрешалось путешествовать лишь группами, но не индивидуально. Я же был иностранцем, и каким образом Ю смог задурить голову полицейским, сунув им какие-то бумажки, для меня до сих пор загадка.

Тибет хоть и считается частью Китая, но сразу видно – другая страна. За окном поплыли другие дома, другие пейзажи, по-другому выглядевшие люди. Я постепенно успокоился. Величественные пейзажи за окном автобуса начали действовать на меня умиротворяюще, напряжение спало. Теперь я уже с интересом смотрел по сторонам, постепенно осознавая, что своими глазами вижу Тибетские горы – «Крышу мира».

К горам я всегда относился с некоторой опаской. Подсознательную тревогу, и даже страх вызывал сам вид горных вершин. Сначала я думал, что так проявляет себя боязнь высоты. Но при этом на самолете я летал спокойно, безо всякой опаски. Видимо, причина была в другом: в горах я ощущал свою беззащитность перед бесконечностью, казался себе муравьем, оставшимся наедине с огромным Космосом.

Вот и теперь, глядя на расстилающееся вокруг высокогорье, я испытывал благоговение, смешанное почти с паническим ужасом: ну куда я лезу!

Но назад дороги не было.

Мы задержались в Лхасе – Ю сказал, что все-таки необходимо уладить формальности с моим разрешением на посещение Тибета, так как КПП со строгими полицейскими могли встретиться за каждым поворотом. Пока он куда-то ходил с моим паспортом, я успел побывать на экскурсии – храмы и прочие достопримечательности впечатлили, хотя меня все же начала доставать «горняшка» – горная болезнь, возникающая из-за большой разреженности воздуха и проявившаяся одышкой и головной болью. Я начал подумывать – а не хватит ли мне уже Тибета, может, на этом и закончить знакомство с ним?

– Тот, кто начал этот путь, должен пройти его до конца, – загадочно ответил Юрий Иванович, когда я поделился с ним своими сомнениями.

Я пожал плечами, но к своему удивлению понял, что и впрямь готов идти до конца, хотя все еще не понимал, что это за путь и куда он ведет.

Затем мы снова долго ехали на автобусе по горным дорогам. Потом автобус привез нас на конечную остановку, и дальше мы пошли пешком.

Горы вдруг перестали меня пугать. Я понял, что красивее места в мире просто не видел. Приступы горной болезни прошли, и дышалось теперь легко – видимо, я привыкал к разреженному воздуху. Все мои невзгоды внезапно отошли на задний план. И я почувствовал себя безо всяких видимых причин почти счастливым – это горы так действовали, давая ощущение свободы и беспричинной радости.

Мы пришли в какую-то деревню, и Ю сказал, что здесь нам надо запастись водой и продуктами. Оказывается, на дальнейшем нашем пути уже не встретится населенных пунктов, а идти нам предстоит довольно долго.



Дорогой мертвых

Пока мы отоваривались в весьма убогого вида лавочке, хуже, чем наши деревенские сельпо, местные жители смотрели на нас как-то странно, и даже как будто испуганно. Я спросил Ю, заметил ли он это тоже.

– Конечно, заметил, – ответил он. – И удивляться тут особо нечему – ведь мы собираемся идти в горы по дороге, которую здесь называют дорогой мертвых. А я сообщил об этом хозяину лавки, когда он поинтересовался, куда мы направляемся.

– Дорогой мертвых? – я опешил. – И что это значит?

– Видишь ли, многие люди, ушедшие по этой дороге, не вернулись назад. Жители этой деревеньки думают, что мы сошли с ума, раз тоже направляемся туда.

Меня как холодным душем окатило. Я мгновенно окончательно вышел из того трансового состояния, в котором все еще пребывал после известия об измене моей невесты. Вдруг до меня дошло все безумие моего поступка: я пошел неизвестно куда, в чужие, опасные горы, с незнакомым человеком, у которого явно не все в порядке с головой, доверился ему, и вот теперь выясняется, что он ведет меня на верную смерть?

Я был готов развернуться и рвануть прочь, куда глаза глядят. Но какая-то сила не давала мне сдвинуться с места.

Ю смотрел на меня чуть насмешливым испытующим взглядом, и я вдруг устыдился своего страха, своего порыва сбежать. Мысль о том, что от судьбы в самом деле не уйдешь, а в этих горах – моя судьба, неожиданно откуда ни возьмись пронеслась в мозгу. И вместо того чтобы сбежать, я спокойно спросил:

– И что же, ты уже ходил по этой дороге мертвых?

– Да, и не один раз, – был ответ.

– И как же тебе удалось вернуться?

– Очень просто. Тем же путем, каким шел туда.

– А почему же другие не вернулись?

– Не хотели. Предпочли остаться там.

– Там – это где?

– Там, в горах, есть монастырь. Разве я тебе не говорил, что мы направляемся в монастырь?

Я не помнил, чтобы он мне об этом говорил. Про монастырь я услышал в первый раз.

– А почему же ты вернулся?

– Понимаешь ли, я пока еще не хочу бессмертия. Не готов к этому.

Этот ответ меня поразил.

– Бессмертия? – переспросил я. – Ты хочешь сказать, те, кто остается в этом монастыре, хотят бессмертия? И что, они верят в эти сказки?

– Потерпи, – оборвал меня Ю. – Давай договоримся, что ты пока не будешь задавать вопросов. Вскоре сам все узнаешь.

И я замолчал, хотя меня распирало любопытство.

Заночевав в деревне, в доме одного из местных жителей, у которого, как я понял, Ю останавливался уже не в первый раз, на следующий день рано утром мы начали подниматься в гору. Утренний воздух был холодным и кристально чистым – я не мог надышаться, во мне снова рос восторг от того, что я оказался в таком необыкновенном месте. И ноги сами несли меня, я даже не ощущал крутизны подъема.

Но больше всего меня поразил Ю – он явно не знал устали, и так быстро передвигался, что я временами едва за ним поспевал. Тут я вспомнил о его возрасте, в который я все еще верил с трудом, и подумал, что он очень силен и вынослив даже для пятидесятилетнего человека, а не то что для старика, которому за восемьдесят.

Впрочем, называть его стариком язык ну никак не поворачивался.

Время от времени мы останавливались для привала, чтобы немного отдохнуть и перекусить. Мне снова хотелось задавать вопросы про монастырь, куда мы идем, но Ю жестом предлагал мне помолчать, и вместо рассказов о цели нашего путешествия заводил разговор про особенности природы Тибета. От него я узнал, что эти горы – самое солнечное место в мире. Лучи солнца здесь беспрепятственно проникают через атмосферу, и поэтому в Тибете люди практически не болеют инфекционными заболеваниями. Солнце действует дезинфицирующе, убивает болезнетворных микроорганизмов! Здесь сами собой излечиваются кожные болезни. А раны, царапины, ссадины можно не обрабатывать йодом или зеленкой – под солнцем они быстро заживут и так, и не будет ни нагноения, ни заражения.

Наш путь все круче уходил в гору. Вдруг тропа уперлась почти в отвесную скалу, и я с ужасом понял, что нам придется сейчас карабкаться вверх. Никакого опыта горного туризма, а тем более лазания по скалам у меня не было. Но Ю, как опытный проводник, успокоил меня, и показал едва заметные выступы на скале, куда надо ставить ноги. Странно, но у меня совсем не было страха, хотя несколько раз моя нога, не найдя опоры, повисала над пропастью. Ю страховал меня и подсказывал, куда сделать следующий шаг.

Совершив это восхождение, мы снова вышли на более или менее полого идущую вверх тропу. Но успокоился я рано, так как очень скоро тропа вывела нас на край огромной пропасти. Теперь нам предстояло двигаться вдоль обрыва по узенькой кромке, которую тропой можно назвать весьма условно. Ю посоветовал мне не смотреть вниз, и довольно быстро пошел вперед. Я двинулся следом, судорожно цепляясь руками за отвесную стену справа, осторожно делая маленькие шажки, и мгновенно отстал. В какой-то момент страх подступил совсем близко – но я буквально нутром почуял, что стоит лишь дать страху хоть малейшую власть над собой, как ноги мгновенно ослабеют, тело потеряет равновесие, и тогда дорога мертвых вполне оправдает для меня свое название. Неимоверным усилием воли мне удалось отогнать страх, удержать его на расстоянии, и я уже увереннее продолжил путь.

Там, где опасная тропа кончалась, и дорога снова возвращалась на безопасное плоскогорье, меня ждал Ю. В его глазах я увидел уважение.

– Самое трудное позади, – сказал он. – Дальше будет легче.

Монастырь

Солнце клонилось к закату, и Ю сказал, что мы должны заночевать в пещере. Я лег на голые камни, и тут же уснул мертвым сном – сказались все же усталость и напряжение.

На следующее утро мы вновь отправились в путь, и снова шли целый день. Я уж думал, что придется провести еще ночь в горах – но вдруг за ближайшим поворотом мне открылось удивительное зрелище.

Здесь, в этих горах, которые казались мне абсолютно необитаемыми, раскинулся целый городок. Каменные домики вырастали прямо из скал. Когда мы подошли ближе, я увидел, что домики чистые и ухоженные, тут и там между ними возвышаются разноцветные пагоды, в середине стоит высокое сооружение – видимо, храм, и все это утопает в зелени.

– Поздравляю тебя, – сказал Ю. – Вот мы и пришли. Ты прошел испытание дорогой мертвых. Ты смог пройти ее – и остаться живым.

Меня в который раз прошиб холодный пот.

– Как? – спросил я. – Значит, дорога мертвых – это все-таки не метафора? Не все доходят живыми?

– Не все, – подтвердил Ю. – Только те, кому на самом деле нужно оказаться здесь. Я не зря почувствовал, что тебя привела ко мне сама судьба. Судьба дала мне знак, что ты из тех, кто может дойти сюда. Хотя полной уверенности у меня не было. Один раз я уже ошибся, повел сюда человека. Случился обвал как раз там, над пропастью. Меня пощадило, а он погиб. После того случая я зарекся брать с собой попутчиков. Правда, и желающих не было – ведь дорога мертвых чаще всего отпугивает случайных людей. Но с тобой снова решил рискнуть. К счастью, на сей раз риск себя оправдал.

– Но, может, ты, наконец, объяснишь мне, для чего мне нужно было прийти сюда?

– Потому что ты из тех, кто может повернуть время вспять и научить этому других.

Опять он сказал эту загадочную фразу, и опять я ничего не понял.

Мы прошли в ворота монастыря, и я увидел множество людей в ярко-оранжевых одеждах. Многие из них дружески кивали Ю и с интересом смотрели на меня.

Я обратил внимание, что все монахи, или ламы, как их тут называют, были очень молоды. Я уже понимал, что, как и в случае с Ю, внешность может вводить в заблуждение, и все же сказал:

– Я был уверен, что в монастыре живут главным образом глубокие старики. А здесь – молодые люди, почти юноши.

(Тогда я еще не знал, что во многих монастырях Тибета принимают послушниками даже восьмилетних детей – но этот монастырь был исключением).

– Этим «юношам» никак не меньше девяноста лет, – усмехнулся Ю.

Я вытаращил глаза.

– Да-да, а самому старому сто пятьдесят. Но и ему ты не дашь больше пятидесяти.

– Но как?! – только и смог вымолвить я.

– Ламы этого монастыря – хранители источника молодости.

Источника?! Я сразу представил себе родник или колодец, или какое-нибудь подземное озерцо в глубокой пещере. Что-то я слышал о том, что в горах Тибета есть особые пещеры, где человек может очень долго не стареть. Вот оно что – наверное, здесь есть какая-то особая вода, и это она действует омолаживающее.

– Что-то вроде эликсира молодости? – спросил я.

– Нет, – улыбнулся Ю. – Эликсир здесь ни при чем. Источник молодости – это особый ритуальный комплекс, который ламы выполняют ежедневно. Он дает не просто молодость, он дарит больше – второе рождение. Благодаря этому все они смогли повернуть свое личное время вспять.

Я не представлял, что это могут быть за ритуалы, которые девяностолетних стариков превращают в молодых людей. Наверное, они очень сложны, требуют массы времени и доступны лишь посвященным.

– Нет, – ответил Ю, когда я поделился с ним этими мыслями, – комплекс очень простой, времени требует совсем немного, и доступен любому, кто искренне намеревается победить старость и смерть. Я, как уже говорил тебе, пока не мечтаю о бессмертии, поэтому хожу в монастырь всего раз в год, а комплекс выполняю самостоятельно уже двадцать лет. Те же, кого ты видишь здесь, верят, что станут бессмертными, и у этой веры есть вполне серьезные основания.

Нет, моему уму все это казалось недоступным. Я не мог поверить, что тоже достигну тех же результатов, что и Ю. Во-первых, я был достаточно молод, и еще не задумывался о том, как победить старость. Во-вторых, я был уверен, что для вечной молодости, если она и возможна, надо жить здесь, в этих горах, дышать этим воздухом, и не знать всех тех проблем, с которыми мы сталкиваемся в городах.

– И все-таки ламы делятся своими секретами вечной молодости со всеми, кто сумел добраться сюда, – улыбнулся Ю. – И даже тот, кто вернется потом обратно в шумный город, сможет при своем обычном образе жизни достичь если не вечной, то очень долгой молодости, здоровья и долголетия.

– Если это так просто, и ламы ничего не скрывают – почему же людям так мало известно про это? Почему люди продолжают стареть и умирать, если каждый может помолодеть? – я все никак не мог преодолеть свой скептицизм.

– Дело в том, что люди подвержены страстям и ничего не знают об истинной своей природе, – ответил Ю.

Истинная история «Око Возрождения»

Затем, когда мы уже разместились по кельям – крохотным комнатушкам почти безо всякой обстановки, и вернулись к нашей беседе, Ю спросил меня, не читал ли я книгу Питера Кэлдера «Око Возрождения». Я ответил, что не читал – так как вообще не интересовался подобной литературой, к тому же в те годы в России она была малодоступна. Тогда он рассказал мне, что в этой книге излагается история некоего английского полковника в отставке, который побывал в этом монастыре, и в результате в свои семьдесят с лишним начал выглядеть от силы на сорок.

– Я с этой книгой познакомился сразу, как только она была опубликована – почти полвека назад, – продолжил рассказ Юрий Иванович. – И понял, что должен найти этот монастырь, тем более что по некоторым признакам определил: это где-то рядом. И все-таки десятилетия прошли, пока я оказался готов к этому пути. Все эти десятилетия я занимался по системе, описанной в книге. Но чем больше занимался, тем отчетливее понимал: результатов, которых достиг герой книги, мне не видать. Более того, я встречался со многими людьми, тоже выполнявшими комплекс, описанный в книге, он действовал, безусловно, благотворно, но все же такого явного омоложения не гарантировал. И я дал себе слово, что раскрою эту тайну, выведаю, в чем тут дело.

Я слушал Юрия Ивановича, и заинтересовывался все больше. Загадка таинственного комплекса заинтриговала меня.

– И в чем же оказалось дело? – спросил я уже с нескрываемым интересом.

– В том, что в книге представлен не весь комплекс. Там только его часть. А по частям он не работает так, как нужно. Более того – в книге не описана самая важная часть комплекса. Я сразу почувствовал, что там есть какая-то недосказанность. Речь идет об Оке Возрождения, или Небесном Оке – так называют комплекс сами ламы. Подразумевается, что существует некий надмирный источник силы, энергии, молодости – а что еще иное может быть этим Оком? Однако в книге не говорится, что это за источник, и как его найти. Вместо этого предлагается просто ежедневно стимулировать собственную энергетику организма – заводить, как заводят механические часы. Но собственные ресурсы не безграничны, и как их ни заводи, рано или поздно они будут исчерпаны. Если не найти другой источник.

– И вы нашли его? – с нетерпением спросил я.

– Сначала я искал его, следуя информации, изложенной в книге Кэлдера – там описывается кроме пяти основных ритуалов комплекса еще и шестой, предполагающий омоложение за счет особого использования сексуальной энергии. Но я быстро понял, что и это не то. К тому же там очень много предостережений – мол, если неправильно применить метод, то он приведет не к улучшению, а к ухудшению состояния. Да и сам метод описывается так, что для большинства людей оказывается просто невыполнимым. В этом было что-то неправильное. Я сразу заподозрил ошибку. И лишь когда сам добрался сюда – то все для меня встало на свои места, я смог получить истинную, достоверную информацию.

От моего скептицизма не осталось ни следа. Я загорелся целью тоже узнать истину! Тем более что мне не нужно было тратить десятилетия на поиски монастыря, в свои неполные тридцать я уже был здесь.

Ю понял мое настроение, посмотрел с заговорщицким видом и сказал:

– Может быть, именно ты станешь тем человеком, кому удастся узнать и донести до людей знание о вечной молодости в его истинном и завершенном виде.

– Почему вы так думаете? – спросил я.

– Ты не алчный. Ты искренний и честный. И к тому же попасть сюда в твоем возрасте – это неслыханная удача. Я бы не поверил, что это возможно, если бы сам не встретил тебя.

Меня уже не нужно было уговаривать. Я сам принял решение: я остаюсь. Я хочу узнать тайну вечной молодости. Я хочу повернуть время вспять и заново родиться. Я хочу научить этому же и других людей.

Так началось мое обучение в монастыре.

ТЕМА 2

Второе рождение – полный комплекс

Упражнений


Око возрождения

Глава 1


Вращение энергий

Рассматриваемые темы:

Мой духовный наставник

Семь упражнений

Я увидел энергию

Последовательность выполнения первого упражнения

Я довольно быстро втянулся в весьма своеобразную жизнь монастыря. Мне нравилось, что здесь нет привычной для наших монастырей тишины и однообразия – напротив, во всем было буйство красок: разноцветьем сияли домики лам, внутреннее и наружное убранство храмов, поражали своей пышностью ритуалы с песнями и плясками в причудливых одеждах и масках, да и в повседневной жизни монахи много пели, говорили, смеялись.

Поразило меня и то, что монахи жили не скученно, не в общих кельях, а каждый в своем доме. Дома эти были и совсем скромные, и побогаче. Насколько я мог судить, обстановка во многих из них была вовсе не такой аскетичной, как в тех кельях, которые предоставлялись временным постояльцам, таким как мы с Ю. Здесь было не обязательно вести аскетический образ жизни – но все же и роскоши особой, конечно, не было, потому что ламы, отрешившиеся от мирских забот, не нуждались в ней. Многие из них были очень богатыми людьми, но осознанно выбравшими скромность в быту.

Ритуалы, медитации, изучение философских трактатов – вот что занимало основную часть времени живущих здесь. Но и физической подготовке уделялось много внимания – все ламы не только молодо выглядели, но и находились в прекрасной физической форме благодаря ежедневным тренировкам в гимнастике, беге, боевых искусствах.

Каждое утро меня будил необычный протяжный звук – так, сигналом трубы, похожей на морскую раковину, начинался день монастыря. И тут же открывались двери и окна, ламы один за другим выходили на обширную площадь перед храмом, цепочкой обходили его по кругу, а затем размещались на площади, чтобы приступить к главному действу, с которого начинался каждый день жизни в монастыре – ритуалу, направленному на то, чтобы повернуть время вспять и прийти ко второму рождению.

Непосвященному, вроде меня, это могло показаться чем-то вроде гимнастики или причудливого танца. Об истинной, глубинной сути происходящего я узнал через несколько дней после нашего прихода в монастырь, когда я уже успел немного здесь освоиться, и, по словам Ю, оказался готов приступить к практике.

Мой духовный наставник

Однажды утром Ю привел меня в один из небольших двориков перед аккуратным домиком, положил прямо на землю маленький коврик и велел мне сесть на него, а сам куда-то ушел. Через несколько минут он вернулся в сопровождении худощавого, почти наголо обритого ламы, возраст которого, конечно, я бы не взялся определить, но на вид он был довольно молод.

Ю сказал, что это лама Чен, который будет моим духовным наставником, гуру. Я удивился, потому что думал, что учить меня будет сам Ю. Как я могу учиться у кого-то другого, не зная языка?

Ю засмеялся и сказал:

– Чтобы учиться у меня, не надо было проделывать такой долгий путь. Нет, ты должен получить знание из первых рук. Что касается языка – то поначалу я послужу переводчиком, а в дальнейшем ты и без перевода все будешь понимать.

Пока я ничего не понимал, но лишь кивнул, соглашаясь.

Чен попросил меня сесть на коврик в позу лотоса, из чего у меня, конечно, ничего не вышло. Тогда он посмотрел на меня очень недовольно, даже сердито, и пробормотал что-то по-тибетски, с интонациями, которые показались мне угрожающими. Ю улыбнулся, глядя на мой испуганный вид, и сказал, что я должен привыкнуть: мне может показаться, что со мной обращаются грубо, но на самом деле это не так. Такая манера обращения необходима, чтобы мобилизовать все силы и возможности ученика. Иначе большинство учеников отвлекаются, теряют нить того, о чем говорит учитель, и практически спят на ходу.

Я принял это к сведению, но привыкнуть к своеобразной манере воспитания местных лам мне удалось не сразу.

В итоге Чен согласился, чтобы пока я сидел, опустившись на пятки. Главное, чтобы спина была прямая, а руки лежали на коленях ладонями вверх – такая поза лучше всего способствует восприятию информации.

Затем Чен объяснил мне, чему, собственно, он будет меня учить. (Ю переводил.)



Семь упражнений

Ритуал второго рождения, сказал он, состоит из семи упражнений. Я должен буду освоить их все, но не сразу, а поочередно. Пока я не научусь правильно выполнять каждое из семи упражнений, приступать к ритуалу нельзя. Сначала нужно выучить по отдельности первые шесть упражнений. Само по себе каждое упражнение действует благотворно, и позволяет в некоторой степени замедлить время, то есть отодвинуть старость. Но все они еще не составляют ритуал, то есть желанной цели, поворачивания времени вспять и возвращения молодости, не дадут.

Чтобы все упражнения соединились в единый ритуал, нужно освоить ключ к нему. Ключом является седьмое упражнение. В чем его суть, Чен мне пока сообщить не мог. Это таинство, доступное лишь тому, кто освоил шесть упражнений. Причем освоил если не в совершенстве, то весьма близко к тому.

Я спросил, сколько времени уйдет у меня на освоение всех упражнений. Мне казалось, что моего короткого отпуска не хватит для того, чтобы освоить такой сложный ритуал, да еще почти в совершенстве. На что Чен ответил:

– Ты можешь потратить на это ровно столько времени, сколько захочешь. Главное, что тебе для этого нужно – сформировать четкое намерение освоить ритуал за определенное время.

– Но ведь, наверное, есть какой-то минимальный срок, объективно необходимый для этого? – спросил я.

Ю и Чен переглянулись и усмехнулись. Затем Чен продолжил:

– Для кого-то достаточно недели, кому-то и всей жизни мало. Притом, что ритуал для того, кто действительно хочет его освоить, совсем не сложен. Я же тебе говорю, это зависит только от тебя. Если ты твердо и определенно решишь уложиться в имеющийся у тебя срок – ты уложишься. А если ты будешь вялым, разболтанным, и не сможешь собраться, то твое обучение может затянуться на годы. Но в таком случае в нем мало смысла.

Я по-прежнему мало что понимал, но про себя вдруг четко и определенно решил, что непременно соберусь и освою все ровно за четыре недели. Видимо, мое состояние как-то передалось учителю, и он наконец улыбнулся. Затем подошел ко мне и одобрительным жестом коснулся плеча, что-то тихо сказав.

– Он говорит, что ты все хватаешь на лету, способный ученик, – перевел Ю, и тут же спохватился: – Правда, он велел это тебе не переводить, чтобы ты не зазнался.

Зазнаваться я и не собирался, не с чего было, напротив, пока я чувствовал себя тупым и бездарным невежей.

Я увидел энергию

Еще больше ощущать себя ничтожеством я начал, когда Чен завел разговор об энергиях.

Он спросил, знаю ли я, что человеческое тело – это только видимость, а на самом деле мы состоим из энергии?

Я невольно поморщился – разговоры об энергиях я считал полной дурью. И сразу же вспомнил приехавших в Китай жен моих коллег, которые якобы заряжались какими-то энергиями под руководством учителей, которых я считал шарлатанами. Неужели и здесь мне предложат нечто подобное?

В это время Чен вдруг громко хлопнул в ладоши прямо перед моим носом и выкрикнул что-то резкое. Я сильно вздрогнул.

– Ты не веришь, – сказал Ю. – Тогда смотри на него внимательно.

Еще не оправившись от шока, я во все глаза уставился на своего гуру.

Раскинув руки в стороны, он начал медленно раскручиваться по часовой стрелке.

Он раскручивался все быстрее и быстрее, даже у меня невольно закружилась голова – а ему, казалось бы, это ничего не стоило.

Я смотрел на крутящуюся фигуру, и какое-то время четко видел ламу в оранжевом одеянии, его лицо, фигуру, руки и ноги…

Но затем что-то случилось у меня с глазами. Вернее, так мне показалось сначала – что с глазами не в порядке. Я даже проверил, не закрылись ли они случайно – но нет, мои глаза были открыты.

Но видел я перед собой теперь не крутящегося ламу.

Я видел бешено вращающийся кокон белого цвета.

Это было что-то вроде веретена. Или нет, скорее гигантского яйца, состоящего из ослепительно белого света, вернее, потоков, нитей света, крутящихся с невероятной скоростью.

Я смотрел как завороженный, а потом вдруг понял, что теряю сознание, и закрыл лицо руками.

Кто-то коснулся моей головы. Я открыл глаза. Это был Чен. Он стоял рядом со мной, все тот же обычный с виду человек, и приветливо улыбался.

– Что это было? – спросил я.

Теперь они оба, Ю и Чен, захохотали в голос.

– Не задавай глупых вопросов, – перевел Ю. – Ты сам знаешь, что это такое. Каждый человек знает – это знание есть у нас глубоко внутри, в подсознании. Так глубоко, что большинство людей за всю свою жизнь так и не могут его осознать. Но тот, кто хочет повернуть время вспять, должен знать правду. Правда состоит в том, что каждый человек – это вращающаяся энергия. Живой человек, конечно. У трупа уже нет никакой энергии. И чем ближе человек к старости и смерти – тем меньше у него этой энергии остается. Хотя должно быть наоборот.

Я молчал, вдруг осознав, что все увиденное мне действительно не привиделось. Я видел энергию! Уж как мне это удалось – я не знаю, наверное, без помощи моих наставников тут не обошлось, они каким-то образом помогли мне войти в нужное состояние. Но то, что я видел, не было плодом воображения – вдруг я понял это совершенно четко. Это было правдой. Человек – это вращающаяся энергия. В самом деле, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! В тот самый момент я понял, что больше никогда не буду относиться с иронией или тем более с насмешкой к словам об энергиях, из которых состоит мир и сам человек. Как я мог раньше смеяться над истиной, как мог не верить в нее?

Дальше я слушал все, что говорил мастер, с величайшим вниманием.

Энергетические вихри

А он говорил о том, что каждый живой человек представляет собой совокупность энергетических вихрей, составляющих вращающийся кокон. Основных вихрей, более известных под названием чакры, семь. Они расположены вдоль позвоночника, но не в том, что мы называем физическим телом, а в более тонком, энергетическом теле. Места расположения основных вихрей: копчик, низ живота, область чуть выше пупка, солнечное сплетение, основание горла, область между бровями, макушка головы.

Кроме того, есть вспомогательные вихри: в области ступней, колен, бедер, кистей рук, локтей, плеч.

У живого, молодого, здорового и сильного человека все вихри вращаются по часовой стрелке. Благодаря их энергии постоянно происходит «подкрутка» всего энергетического кокона, охватывающего наше физическое тело. Эта энергия и ее движение и помогает человеку оставаться молодым и здоровым.

От рождения у большинства людей достаточный запас сил и энергии. Поэтому в первой трети жизни о состоянии вихрей можно даже не заботиться – они работают сами собой.

А вот дальше, если человек не заботится о своем состоянии, вихри начинают постепенно угасать. Они вращаются уже не столь интенсивно, а некоторые могут даже вообще останавливаться. И общая энергия всего энергетического кокона постепенно сходит на нет. У старого человека эта энергия уже едва теплится. Его тело уже не охвачено коконом энергии, потому что этой энергии слишком мало, и она даже не может выйти за пределы тела.

Энергия дает молодость

В этом месте повествования учителя я задал вопрос: почему Чен сказал, что все должно быть наоборот, что с возрастом энергия должна только нарастать? Разве не является естественным то, что к старости человек слабеет и его энергетические ресурсы истощаются?

Одна из основных задач человеческой жизни – воссоединиться с небесным источником энергии. Когда собственные запасы истощаются, нужно научиться восполнять их при помощи этого источника. Тогда вихри получают новую силу. Часто – даже большую, чем та, что была дана от рождения. Тот, кто научился этому, получает шанс не стареть. Но большинство людей не заботятся об этом. Они проживают жизнь от рождения до смерти, даже не догадываясь о своих истинных возможностях.

Я, конечно, тут же задал вопрос, как этому научиться.

– Для этого ты и пришел сюда, – ответил Чен. – Но не спеши. Сейчас ты к этому еще не готов. Твое тело не готово к воссоединению с небесным источником. Сначала тебе надо научиться чувствовать свои вихри, придавать им силы собственным намерением и собственными действиями. На это и нацелено первое упражнение, первое действие ритуала.


УПРАЖНЕНИЕ 1

Последовательность выполнения первого упражнения
Чен велел мне быть очень внимательным, и изложил последовательность действий первого упражнения.
1. Нужно встать прямо по центру свободного пространства, достаточного, чтобы раскручиваться с вытянутыми в стороны руками и не задевать ни за какие предметы.

2. Вытянуть руки в стороны параллельно полу. Глаза не закрывать.

3. Медленно начать поворачиваться по часовой стрелке, чтобы в итоге сделать полный оборот вокруг своей оси – на 360°.

4. Завершив полный круг, не останавливаясь, идти на второй круг, ускоряя движение.

5. Завершив второй круг, без остановки поворачиваться третий раз, ускоряя движение.

Пояснения к упражнению

Чен сказал, что на первый раз мне нужно ограничиться тремя поворотами. Что я должен тренироваться – с перерывами, весь день делать эти три поворота, добиваясь состояния, когда перестанет кружиться голова. На следующий день я должен прибавить еще два оборота, на следующий день еще два, и так ежедневно по два, пока не научусь спокойно поворачиваться девять раз. Только после этого я смогу приступить к освоению второго упражнения, параллельно все наращивая обороты в первом.

Сначала мне показалось, что выполнить это ничего не стоит. По сравнению с тем бешеным вращением, которое продемонстрировал сам мастер Чен, что такое три оборота?

Я лихо вскочил с места, и три раза повернулся, стараясь делать это как можно быстрее. На третьем обороте я потерял равновесие, и меня заметно качнуло в сторону.

Перед глазами все плыло.

Чен и Ю веселились как могли.

– Во-первых, не спеши, – сказал Чен, отсмеявшись. – Наращивай темп медленно, по крайней мере, поначалу. Во-вторых, во время вращения держи голову немного повернутой вправо, чтобы можно было смотреть в сторону движения. Иногда советуют фиксировать взгляд на какой-то одной точке, как это делают артисты балета, выполняя фуэте, но это неверный совет, забудь о нем. Во время вращения надо смотреть вправо, по ходу движения – так ты уменьшишь головокружение. И в-третьих, следи за осанкой – спина должна быть строго вертикальной. Представь, что ты – вращающаяся ось, спица. Тогда тебя не будет так мотать из стороны в сторону.

– Может, если покрутиться затем в левую сторону, легче будет уравновеситься? – спросил я.

– Нет, – строго сказал Чен. – Только в правую! И запомни это. Вихри человеческого тела вращаются в правую сторону. И чтобы их почувствовать и придать им нужный импульс, вращаться надо только в правую сторону. Это касается и мужчин, и женщин. Женщины почему-то иногда думают, что если мужчинам нужно вращаться в правую сторону, то значит им – в левую. Почему-то им кажется, что они должны делать все ровно наоборот, не так, как мужчины. Но это в корне неверно. У женщин, как и у мужчин, вихри вращаются по часовой стрелке, то есть в правую сторону. А потому всем независимо от пола надо вращаться тоже по часовой стрелке.

Я про себя сначала подивился, что этот ритуал, оказывается, осваивают и женщины тоже. А потом подумал: а почему бы и нет? Пусть в этом монастыре женщины не встречались, но я слышал, что в Тибете существуют и женские монастыри.

Первый урок был окончен, и я отправился тренироваться самостоятельно. Напоследок Чен дал мне еще одно наставление:

Не делай вращения через силу. Если чувствуешь, что голова закружилась, сразу же прекращай. И обязательно позволь своему телу принять ту позу, какое оно захочет после вращения. Если закружившаяся голова потянет тебя лечь, или даже упасть, и немного полежать – сделай это, но долго не залеживайся, отдыхай только до того момента, когда голова перестанет кружиться. И не слишком усердствуй в тренировках. Делай перерывы. Помни, что чрезмерные усилия не полезны.

– Но ты ведь не будешь учить меня дальше, пока я не освою девять вращений без головокружения? – спросил я. – Как же мне не усердствовать?

– Ты должен достичь девяти вращений без головокружения спокойно и естественно, без насилия над собой, – ответил Чен. – Если ты придешь ко мне с выполненным заданием, но будешь при этом изможденным, усталым, я также не буду тебя учить дальше. Поэтому потрать на это столько времени, сколько понадобится твоему телу для получения правильного результата.

Я постоянно помнил, что лишнего времени у меня нет, но все же старался следовать наставлениям учителя. Уже к концу этого дня я спокойно и легко выполнял три вращения без головокружения. Хотел было добавить еще вращений, но вспомнил, что это можно сделать только на следующий день.

Через четыре дня упорных, но не изнурительных тренировок я мог выполнять девять вращений, не теряя равновесия и не страдая от головокружения. И снова Ю привел меня в тот же самый дворик, где ждала меня новая встреча с моим гуру.

Глава 2

Возвращение силы
Рассматриваемые темы:

Неразумная трата энергии – причина преждевременной старости

Коврик уединения

Последовательность выполнения второго упражнения

Следующая встреча с учителем началась с неожиданного для меня вопроса.

Кому, когда и в каких количествах ты отдавал свою силу? – спросил Чен.

Я лишь смотрел на него недоуменно, не зная, что ответить. Я не понимал самого смысла того, о чем он спрашивал. – Он имеет в виду, что многие из нас до поры до времени тратят массу силы по пустякам, – пояснил Ю, снова присутствующий в качестве переводчика (впрочем, я считал и его своим учителем тоже). – На ненужные цели, а главное – на пустые переживания. Пока в один прекрасный день не обнаруживают, что превратились в немощных, дряхлых, ни на что не годных стариков. И часто это происходит далеко не в престарелом возрасте.

Неразумная трата энергии – причина

преждевременной старости

Теперь я начал понимать, о чем речь. Даже в своем совсем молодом возрасте я уже знал, что такое усталость, не столько физическая, сколько душевная. Я все чаще чувствовал себя обессиленным, выжатым, как лимон, хотя особых причин для этого вроде бы и не было. Хуже всего, что в такие минуты я полностью терял ощущение смысла жизни. Все вокруг становилось пресным, скучным, неинтересным. Я тратил силы на то, что мне казалось важным, даже необходимым! Учеба, работа, любовь, друзья. Другое дело, что в итоге и работа перестала радовать, и любовь предала, и друзей в нужный момент рядом не оказалось. Получается, что все то, во что я вкладывал силы, не оправдало моих надежд. Но неужели это означает, что теперь я должен стать эгоистом, жить только для себя, никому и ничему не отдавая силы?

Когда я задал этот вопрос вслух, лама Чен ответил мне:

Становиться себялюбцем – это неправильно. Так ты тоже только зря потратишь силы на потакание своим мелким капризам и прихотям. Этого делать не нужно. Что тебе нужно сделать – так это научиться держать свою силу. Тогда ты сам будешь решать, когда удерживать силу при себе, когда накапливать ее и пополнять, а когда делиться. А иначе – ты не накапливаешь, а лишь тратишь. Причем тратишь не только тогда, когда хочешь этого, но и тогда, когда не хочешь. Потому что кто угодно может придти и отобрать у тебя силу. И ты даже не поймешь, что именно с тобой сделали. А потом будешь удивляться: почему я чувствую себя таким усталым и беспомощным?

Я молчал, вспоминая свою жизнь. Только сейчас я начинал понимать, сколько в самом деле в ней было пустого, ненужного. Я разбрасывал свою силу направо и налево, ввязываясь в какое-то пустое времяпрепровождение, в ненужные разговоры и споры, в отношения, которые ничего мне не давали, а лишь истощали. Я суетился, гнался за какими-то мечтами, которые в итоге оказывались иллюзиями. И к чему я пришел? К опустошению, к краху. К ощущению, что я вовсе не хозяин своей жизни.

Ю и Чен пристально смотрели на меня, видимо понимая, что творится в моей душе.



Коврик уединения

Наконец я спросил:

Как я могу научиться держать свою силу?

Чен и Ю одновременно довольно кивнули головами, и я понял, что задал правильный, ожидаемый ими вопрос. Чен сказал:

Ты хорошо научился выполнять первое упражнение. Значит, ты почувствовал энергию и даже придал ей импульс для движения. Ты стал сильнее. Но твоя сила по-прежнему (и даже более активно, чем раньше) будет выплескиваться наружу, если ты не стабилизируешь ее внутри себя. Этому способствует второе упражнение. Но прежде чем приступить к его освоению, тебе нужно очень пристально осмотреть коврик, на котором ты сидишь.

Я посмотрел на коврик – в нем не было ничего особенного. Обычная циновка. Чен опять говорил загадками.

Это коврик для медитаций, – продолжил Чен. – Медитация предполагает уединение. Следовательно, это коврик уединения. Пока ты сидишь на нем, ты сконцентрирован на себе. Внешний мир отодвигается настолько, что почти перестает существовать. Значит, никто и ничто извне не способно отобрать твою силу.

Вот оно что! В моей голове опять что-то начало проясняться.

– Волшебный коврик! – невольно воскликнул я.

– Почти, – улыбнулся Чен. – На самом деле волшебство – в тебе. Коврик – лишь помощник. И первая задача, в которой он тебе поможет – научиться оставаться в уединении.

– Но мне кажется, я это умею, – ответил я, вспомнив мои одинокие вечера и ночи в китайской гостинице.

– Только кажется, – с улыбкой сказал Чен. – Если ты один в своей комнате, это еще не значит, что ты в уединении. Большинство людей в такой ситуации все равно продолжают взаимодействовать со всем миром и отдавать ему силу. Даже сидя в одиночестве, ты продолжаешь взаимоотношения. Ты продолжаешь общаться даже с теми людьми, с которыми судьба тебя давным-давно развела.

Это было правдой. Физически я мог быть один, но в мыслях никогда не оставался в уединении.

Я готов учиться удерживать свою силу

– Но что плохого в общении? – все же спросил я.

– В общении нет ничего плохого, – сказал Чен. – Общение может быть величайшим благом. Но оно же может стать и величайшим наказанием – если в твоей жизни нет ничего, кроме общения. Если, даже оставшись один, ты не можешь находиться в уединении. Если, по сути дела, ты оказываешься не способным к самому главному общению в своей жизни – к общению с самим собой.

Я все-таки не понимал, в чем отличие такой сосредоточенности на себе от эгоизма. Тогда Чен объяснил мне:

– Представь себе кувшин, из которого выпили всю воду. Чтобы утолить еще чью-то жажду, кувшин сначала должен наполниться снова. А теперь представь, что этот кувшин стал живым, научился говорить, и заявляет: «Но это будет эгоистично с моей стороны – если я потрачу время на то, чтобы наполняться. Я должен отдавать и только отдавать!» Как ты думаешь, какова будет участь такого кувшина? Она, несомненно, будет плачевной. Однажды его за ненадобностью бросят на обочину дороги и оставят там лежать, расколовшимся на черепки, и уже окончательно бесполезным.



Если ты хочешь делиться – научись сначала наполняться. Если ты хочешь помогать другим, слабым – стань сначала сильным. А для этого тебе придется, хотя бы на время, уйти от этих других, и посвятить свое уединение самому себе.

Этот пример прозвучал для меня убедительно. И я изъявил готовность тут же продолжить мое обучение.



УПРАЖНЕНИЕ 2

Последовательность выполнения второго упражнения
Лама Чен изложил для меня последовательность действий, которые мне предстоит произвести. Это упражнение, как он объяснил, состоит из двух частей, и пока я не освоил первую, нельзя приступать ко второй.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ УПРАЖНЕНИЯ
МЕДИТАЦИЯ

Общение с самим собой
1. Сидя на коврике, закрыть глаза и направить свое внимание внутрь себя.

2. Сосредоточиться на дыхании. Очень внимательно следить, как проходит воздух по дыхательным путям при вдохе и выдохе, и не отвлекаться ни на что другое. Делать это до тех пор, пока не возникнет полное ощущение, что окружающего мира нет, и есть только ты и твое дыхание.

3. Представить себе, что вся Вселенная ограничена ковриком, на котором ты сидишь. Больше в мире нет никого и ничего.

4. Не открывая глаз, лечь на коврик на спину, распрямив ноги, руки вытянув вдоль тела.

5. Сделать обычный вдох, а потом длинный, полный, продолжительный выдох, чтобы легкие полностью освободились от воздуха.

6. Сделать медленный, глубокий, полный вдох, чтобы легкие полностью заполнились воздухом, и снова полностью выдохнуть, освободив легкие от воздуха.

7. Сделать еще два таких полных вдоха и выдоха.

8. Сосредоточиться на области солнечного сплетения и сделать еще два-три таких же вдоха-выдоха, но, теперь представляя себе, что вместе с вдохом наполняешь энергией область солнечного сплетения, а во время выдоха распределяешь эту энергию потоками из области солнечного сплетения по всему телу.

9. По-прежнему сосредоточившись на области солнечного сплетения, продолжать дышать таким же образом, но теперь представить себе, что ты при каждом вдохе гонишь столб, или поток энергии, начиная от ступней ног вверх, вдоль позвоночника и до макушки, а при выдохе прогоняешь поток энергии в обратном направлении, от макушки к стопам. Тренироваться нужно по четыре-пять раз в день, но не более чем по пять минут за один раз – до тех пор, пока не появится устойчивое ощущение, что в твоем теле вдоль позвоночника текут потоки энергии, и что ты управляешь ими при помощи дыхания и по своей воле.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ УПРАЖНЕНИЯ 2
Только после того, как будет освоена первая часть упражнения, можно без перерыва переходить ко второй.

Основная часть упражнения 2
1. По-прежнему не открывая глаз, лежа на спине, сделайте вдох, затем полностью выдохните весь воздух.

2. Сразу же, без перерыва, начинайте делать медленный, полный вдох, и одновременно нужно медленно поднимать голову, стараясь прочувствовать движение в шейном отделе позвоночника. Спина и плечи по-прежнему плотно прилегают к полу, поднимается только голова. В итоге нужно придти к положению, когда голова поднята по возможности вертикально, макушка смотрит вверх, а подбородок плотно упирается в грудь. Вдох еще не закончен, вы продолжаете вдыхать!

3. Продолжая вдох, сосредоточьтесь на области солнечного сплетения, и почувствуйте, что там – источник силы, энергии. Продолжая вдох, начинайте этой силой тянуть ноги на себя – медленно поднимать прямые ноги вверх, до строго вертикального положения. Чтобы помочь себе в этом, ладонями прямых, лежащих вдоль тела рук, плотнее упритесь в пол. Когда ноги принимают вертикальное положение, вдох закончен.

4. Без перерыва начинайте выдох – полный, медленный, чтобы легкие освободить от воздуха полностью – и одновременно медленно опускайте на пол голову и ноги. Все это делается также с закрытыми глазами.

5. Выполнить все сначала (первую и вторую часть упражнения) еще два раза, при необходимости делая небольшие перерывы для отдыха (не больше минуты) перед каждым повторением.
Пояснения к упражнению

Как и в случае с первым упражнением, Чен сказал мне, что сначала я должен ограничиться троекратным повторением, затем каждый день прибавлять еще по два повторения, пока не начну свободно, и уже без перерывов для отдыха, выполнять его девять раз подряд. Точнее, девять раз подряд надо выполнять именно вторую часть упражнения – с подниманием ног и головы, а первая часть – дыхательная – выполняется один раз перед циклом подъемов ног-головы, независимо от того, сколько раз вы эти подъемы выполняете.

Объяснив – и показав – как выполняется упражнение, Чен сел рядом со мной, чтобы дать некоторые пояснения. Пока он выполнял упражнение, я не уставал восхищаться, с какой легкостью, изяществом и свободой он это делает, каким пластичным выглядит его тело, притом, что от него исходило очень явное ощущение силы. Притом, что движения учителя выглядели мягкими и плавными, я подумал, что какого-нибудь недоброжелателя они вполне могли напугать – даже сквозь мягкость и плавность движений было видно, что этот человек очень сильный, и в обиду себя никогда не даст.

– Если ты внешне выглядишь устрашающим и грозным, это еще не означает силу, – ответил Чен, когда я рассказал о том впечатлении, которое он произвел на меня.

Настоящая сила – это то, что рождается внутри. Внешне она не обязательно заметна. Но если приходит момент действовать этой силе – она действует так, что слабый обратится в бегство, а сильный проникнется к тебе уважением.

Затем Чен объяснил мне, как рождается эта сила. Сначала ты погружаешься в состояние уединения на своем коврике, и весь мир как бы перестает существовать. Это значит, твоя сила прекращает бесконтрольно выплескиваться вовне. Ты можешь ее сконцентрировать и удержать внутри себя. Здесь очень важно именно ощущение потоков силы, энергии, которая рождается внутри. Когда мы концентрируемся на этих ощущениях – мы концентрируем свою силу.

Наилучшее место для концентрации этой силы – область солнечного сплетения, где располагается один из вихрей, или чакр, раскручивающих энергию в человеческом теле. Когда мы сосредоточиваемся на этой чакре и направляем туда потоки энергии при помощи дыхания, там формируется мощный источник силы. И этот источник мы можем научиться использовать, можем управлять им.

Особое внимание Чен обратил вот на что: ноги в этом упражнении надо поднимать, именно используя силу этого источника, расположенного в области солнечного сплетения. Многие делают ошибку, пытаясь поднимать ноги только силой мышц пресса и бедер. Отсюда многочисленные неудачи, постигающие новичков, особенно если они уже не в юном возрасте. Силой одних только мышц поднять ноги значительно сложнее, чем силой энергии, сконцентрированной в области солнечного сплетения!



При этом надо представить себе, что ноги поднимаются как рычаг – когда вы давите на один его конец, второй приходит в движение. Почти так же и тут: физически вы не давите на «конец рычага» – солнечное сплетение, но концентрируете там внимание, и тем самым усиливаете концентрацию энергии. Затем этой энергией вы как бы тянете ноги на себя – и они поднимаются гораздо легче, чем одной лишь силой мышц. Голова, которая при этом тоже находится в поднятом положении, уравновешивает эту силу. Таким образом вы четко ощущаете центр, где концентрируется энергия – солнечное сплетение, и действие этой энергии, которая подтягивает к себе и удерживает в поднятом состоянии одновременно ноги и голову.

Затем, мысленно отпуская концентрацию в солнечном сплетении, мы отпускаем и дыхание, позволяя легким освободиться, а ногам и голове свободно опуститься.

Таким образом, объяснил мне Чен, это вовсе не физическое упражнение, как может показаться непосвященному – это упражнение на овладение энергией. Все, что мы делаем в этом упражнении, мы делаем не механически, не силой мышц, а силой концентрированной внутренней энергии. Многие удивляются, что даже люди, которые до начала занятий уже были немощными стариками и не могли даже чуть-чуть приподнять ноги от пола в этом упражнении, впоследствии начинают выполнять его очень легко. Дело здесь не столько в том, что в процессе упражнения тренируются мышцы, сколько в том, что человек вновь возвращает себе свою растраченную за жизнь силу, и эта сила теперь управляет изнутри его телом.

Я начал тренироваться. Человек я был молодой и неплохо подготовленный физически, а потому никаких проблем у меня не возникло с тем, чтобы, лежа на спине, легко поднять прямые ноги вверх. Но я столкнулся с другой проблемой: по привычке, как я делал это при занятиях обычной физкультурой, я вновь и вновь поднимал ноги одной лишь силой мышц, теряя концентрацию на энергии внутри себя. Некоторое время я мог выполнять это упражнение лишь механически – и уже опасался, что ничего другого у меня так и не получится. Но в один прекрасный момент количество, как говорится, перешло в качество – и я вдруг физически ощутил, как сконцентрированная сила в солнечном сплетении тянет мои ноги на себя! Дыхание при этом само собою стало другим – более глубинным, как будто исходящим из самого нутра. Позже Чен сказал мне, что это правильно, так и должно быть.

В последующие дни, когда я начал прибавлять каждый день по два повтора этого упражнения, я обнаружил, что мое самочувствие заметно изменилось к лучшему. Я стал много ходить по окрестностям, лазать по горам, не чувствуя вообще никакой усталости. Но самое главное – я чувствовал, что становлюсь оптимистом. Внешних причин для этого вроде бы и не было – но я ощутил появление у себя устойчивого позитивного настроя. Это не было какой-то постоянной веселостью или тем более эйфорией – нет, мое состояние было на удивление спокойным, ровным, и при этом позитивно окрашенным. Я начал принимать мир таким, какой он есть. Я начал понимать, что это такое – ровная, спокойная, ни от чего не зависящая радость жизни. Я начал ценить каждое мгновение. Мне все нравилось в этом мире. Прежде со мной такого практически не случалось.

Я поговорил обо всем этом с Ю, и он сказал мне, что именно так проявляет себя начинающая возвращаться сила. Обычно люди страдают, жалуются, будучи недовольными собой и миром, вовсе не потому, что у них так все плохо или от природы плохой характер – а лишь потому, что они впустую растратили все свои силы, и теперь буквально обесточены. Все проблемы – лишь от недостатка энергии, от того, что человек не сумел удержать и укрепить свою силу. Но эту силу можно вернуть. И тогда появятся шансы и реальные возможности разрешить все свои проблемы.

Я порадовался, что попал сюда, в монастырь, в относительно молодом возрасте, а не немощным стариком, впустую растратившим свои силы в лучшие годы. Я знал, что даже такие немощные старики здесь забывают о старости, возвращая свои силы, а с ними приобретая вторую молодость. Но все же мне было радостно осознавать, что у меня вся жизнь впереди, и я уже знаю, как не растратить свои силы впустую, как направить их на обретение всего самого прекрасного, что может дать человеку жизнь – радости жизни, гармонии с собой и с миром, здоровья, долголетия, непреходящей молодости.


ч. 1 ч. 2 ч. 3