Эрин Хантер Голоса в ночи

ч. 1 ... ч. 20 ч. 21 ч. 22 ч. 23 ч. 24 ч. 25

Глава XXIII



Искролапка ворочалась на своей подстилке. Снаружи скрипел снег, ее товарищи с топотом мчались к выходу, торопясь на Совет. Она уткнулась носом в лапы.

«Я буду самой лучшей воительницей! – напомнила она себе, закрывая глаза. – Все, что я делаю, я делаю ради своего племени!»

Сон мягко подхватил ее, понес – и вот уже Искролапка снова открыла глаза. Она была в Сумрачном лесу. Приоткрыв пасть, она попробовала стылый воздух, но не почувствовала в нем ничего нового – все та же слякоть, сырость, да кислый запах плесени на стволах деревьев.

– Коршун? – позвала Искролапка. Ее голос эхом разнесся среди серых стволов. Искролапка переступила с лапы на лапу. Ей не терпелось поскорее увидеть Коршуна. Он утешит ее, ведь он тоже хочет, чтобы она стала самой лучшей воительницей на свете.

Не дождавшись ответа, Искролапка побрела по топкой мшистой земле. После обжигающего снега было странно чувствовать под лапами тепло сырой земли. Деревья расступились, впереди блеснула медленная заболоченная речка. Искролапка невольно замурлыкала от удовольствия, вспомнив, как они с Тонколапом справились с коварным Частоколом.

Она пошла вдоль темной воды и вскоре заметила свет, мерцающий среди деревьев. Искролапка отыскала тропинку, ведущую в чащу леса. С каждым шагом свет становился все ярче, и ноги сами собой несли Искролапку вперед. Что там такое? Стволы все плотнее обступали ее, стали попадаться кучи бурелома. Искролапка шла, не сводя глаз с пятна бледного света. Подойдя ближе, она поняла, что свечение исходит от россыпи довольно противных серых поганок, облепивших древесные стволы и густо разросшихся между корней. Но почему они светятся? Может быть, отражают лунный свет?

Искролапка запрокинула голову, ища в небе знакомую круглую луну. В Сумрачном лесу сейчас тоже должно быть полнолуние, верно? Но ветки так густо переплетались над ее головой, что Искролапке не было видно ни луны, ни неба. Внезапно ветви всколыхнулись, словно подхваченные невидимым ветром, и зловеще зашуршали над головой маленькой ученицы. Холодок пробежал по спине у Искролапки. Она встряхнула головой, злясь на свою трусость. Чего ей бояться? Что за вздор!

И тут впереди послышались голоса. Чуть не плача от облегчения, Искролапка устремилась туда, откуда доносился разговор. Подбежав ближе, она узнала сквозь шум ветвей голоса Когтегрива и Звездоцапа.

– Ты опоздал, – сердито рычал Звездоцап.

Искролапка насторожила уши, чтобы не пропустить ответ полосатого воина.

– Я был на Совете.

– Тренировки важнее всяких Советов!

Искролапка спряталась за деревом и выглянула из за ствола. Звездоцап грозно расхаживал перед Когтегривом.

– Или ты забыл, кто твои настоящие соплеменники? – рокотал он. – Неужто я не заслуживаю большей преданности, чем твои мышееды и пожиратели лягушек?

Искролапка насторожилась. Как Звездоцап может говорить такое? Неужели он хочет, чтобы Когтегрив нарушил верность племени Теней?

Раздался глухой удар. Когтегрив застонал. Искролапка выскочила из за дерева, перебежала к следующему стволу и выглянула оттуда. Звездоцап повалил Когтегрива и прижимал его к земле.

– Ты снова повторил ту же ошибку, которую однажды допустил в битве с Грозовым племенем, – проворчал он, нехотя выпуская воина.

Когтегрив вскочил на ноги.

– Что я сделал не так?

– Не следи за моими лапами, – рявкнул Звездоцап, бросаясь вперед, делая вид, будто хочет подсечь Когтегрива под задние лапы. Когтегрив сгруппировался и высоко подбросил задние лапы, избегая удара, но Звездоцап оказался быстрее. Воспользовавшись тем, что Когтегрив всеми силами старался избежать подсечки, он неожиданно извернулся и схватил его зубами за загривок. Резким рывком могучий воин сшиб Когтегрива с лап, и тот с глухим стуком рухнул на землю.

– Никогда не забывай: лапы сражаются, но зубы убивают, – процедил Звездоцап, отходя в сторону.

Когтегрив вскочил на ноги.

– Не забуду! – пропыхтел он.

– Львиносвет хорошо знает это правило, – вкрадчиво проронил Звездоцап. – Именно так он убил Ржавницу. Чего ты стоишь, если не сумеешь справиться со слабаками из Грозового племени!

У Искролапки потемнело в глазах. Звездоцап обманывал ее! Он совсем не предан Грозовому племени! Значит, он тренирует ее совсем не для того, чтобы в будущем она смогла как можно лучше послужить соплеменникам?

– Приближается последняя битва, – продолжал рычать Звездоцап, – а ты теряешь время, посещая никому не нужные Советы! Что ты там забыл? Скоро мы выступим против всех четырех племен и их жалких предков! И вот тогда станет ясно, кто настоящий воитель, а кто – добыча для ворон.

Искролапка сорвалась с места и бросилась бежать. Она неслась через лес, и стволы деревьев мелькали по обеим сторонам от нее, сливаясь в тусклое серое марево. Так вот какую битву предвещало видение Огнехвоста!

Вот для чего Коршун призвал ее в Сумрачный лес и готовил по ночам.

Она не была особенной.

Она не была избранницей.

Она была самой обыкновенной мышеголовой дурочкой.

Звездоцап и не думал помогать Грозовому племени! Его целью было развязать войну против всех четырех племен. Он задумал уничтожить их лапами самих котов воителей, которые восстанут против своих товарищей!

Искролапка остановилась, жадно хватая ртом воздух. Река преградила ей путь. Как же ей вернуться домой? Искролапка зажмурилась, потом открыла глаза – и увидела перед собой все ту же медленную склизкую воду. Она зажмурилась еще раз – ничего.

«Проснись! Да проснись же, проснись!»

– Что с тобой, малютка?

На миг Искролапке почудилось, будто она вернулась в детскую, и Ромашка ласково мурлычет над ней. Она резко открыла глаза – и увидела перед собой Кленовницу. Рыжая с белым воительница смотрела на нее своими насмешливыми зелеными глазами.

– Отстань от меня! – прошипела Искролапка.

– Неужели нашей крошке приснился плохой сон? – продолжала насмехаться Кленовница. – Сейчас мы позовем мамочку, чтобы она утешила свою детку.

Искролапка отвернулась от ее зловонного дыхания.

– Почему ты не можешь просто раствориться в воздухе?

Кленовница выпустила когти.

– Прости, но еще не время. Прежде чем исчезнуть, я должна свести кое с чем старые счеты.

Искролапка усилием воли подавила дрожь.

– Я… я искала Коршуна.

– Он занят, – доверительно шепнула Кленовница, придвигаясь ближе к Искролапке. – Он попросил меня позаниматься с тобой сегодня.

Искролапка сглотнула.

– П правда?

– Начнем с битвы в воде, которой вы обучались на прошлом занятии, – объявила Кленовница.

Искролапка с упавшим сердцем уставилась на воду.

– Покажи ка мне, что ты умеешь, – бросила Кленовница, входя в воду.

Искролапка заставила себя последовать за ней. Скользкая вода зачавкала у нее под лапами, облепила шерсть.

– Достаточно глубоко? – спросила Кленовница, оборачиваясь. Вода доходила ей до плеч. Искролапке пришлось встать на цыпочки, чтобы удержать подбородок на поверхности. – Ну, что дальше? – подогнала ее Кленовница. – Давай, вспоминай прошлое занятие!

– Я должна подсечь тебя под лапы.

– Действуй, дорогуша.

«Все, что угодно, лишь бы поскорее бы избавиться от тебя!» – подумала Искролапка. Набрав побольше воздуха, она нырнула и с трудом подавила тошноту, когда теплая склизкая вода коснулась ее морды. Поднырнув под Кленовницу, Искролапка попыталась схватить ее за лапы. В следующее мгновение что то тяжелое обрушилось на нее сверху, увлекая на глубину, и Искролапка с размаху ударилась грудью о речное дно. Кровь застучала у нее в ушах, красные круги поплыли перед глазами. Искролапка отчаянно забилась, но Кленовница еще крепче прижала ее ко дну. Острые когти впились в шкуру Искролапки, так что она по уши погрузилась в вязкий ил.

Искролапка судорожно брыкалась, пузырьки воздуха вырвались у нее из пасти. Кленовница надавила еще сильнее, выжимая воздух из груди у своей жертвы. Искролапка забила лапами, пытаясь сбросить с себя Кленовницу. Она задыхалась. Легкие ее разрывались, тьма заволакивала сознание. Искролапка из последних сил боролась с желанием вдохнуть в себя воду.

Внезапно ее судорожно дергающиеся лапы ударились о камень. Он был глубоко утоплен в ил, на поверхности торчал лишь краешек, не больше кошачьего уса толщиной. Искролапка с силой уперлась в камень, напряглась. Он сдвинулся с места, колыхнулся. Лапы Кленовницы разъехались, она отпустила свою жертву, пытаясь нащупать ногами дно. Неимоверным напряжением мышц Искролапка оттолкнулась и взмыла вверх – на свободу.

Едва отдышавшись, она снова нырнула под воду. Работая всеми четырьмя лапами, Искролапка поплыла прочь от Кленовницы. Когда берег начал плавно подниматься, она ринулась наперерез течению и вынырнула на противоположном берегу. Выбравшись из воды, Искролапка повалилась в ил, жадно хватая пастью воздух.

Обернувшись через плечо, она увидела, как Кленовница бродит вдоль берега, обшаривая дно лапами. Прижавшись животом к илу, Искролапка, как выдра, выползла на берег и бросилась к деревьям. Когда река скрылась из виду, она рухнула на землю и зашлась в приступе кашля, отрыгивая гнилую черную воду. Обессиленная, измученная и напуганная, она не заметила, как уснула.


– Искролапка?

Голубичка!

Она вскинула голову и с облегчением увидела стены своего гнездышка и встревоженные глаза сестры, глядевшей на нее сквозь стебли папоротников. Тусклый утренний свет просачивался между ветвями.

– Как ты?

Искролапка снова раскашлялась, грудь у нее жгло огнем.

– Нормально, – прохрипела она. – Теперь уже все хорошо. – Нет, она больше никогда не вернется в Сумрачный лес, никогда, никогда… – Как прошел Совет?

– Я должна спросить тебя кое о чем, – тревожным шепотом попросила Голубичка. – Можно?

– О чем?

Голубичка наклонилась к самому уху сестры.

– Расскажи мне про Когтегрива, – тихо прошептала она. – Он, правда, тренируется в Сумрачном лесу?

Искролапка потупила взгляд.

– Да, – ответила она. – Мне жаль.

– Не о чем жалеть! – вздохнула Голубичка. – Думаю, он никогда меня не любил.

Искролапка изумленно вскинула на нее глаза.

– Не говори так! Это неправда.

Но Голубичка лишь с горечью покачала головой.

– Ты не понимаешь…

– Еще как понимаю, – перебила ее Искролапка. Она выбралась из гнездышка и прижалась к сестре. – Ты несправедлива к Когтегриву. Он честный и искренний, но Звездоцап использует его точно так же, как использовал меня! Он одурачил его, как и всех остальных.

Голубичка, разинув пасть, уставилась на сестру.

– О чем ты говоришь?

– Это все была ложь – все…

– Погоди, – перебила ее Голубичка. – Не рассказывай пока, Львиносвет и Воробей тоже должны это услышать!

Искролапка растерянно уставилась на сестру. Что она такое говорит? При чем тут Воробей и Львиносвет?

– Просто доверься мне, – шепнула Голубичка и, потершись носом о нос сестры, выскочила из палатки.

Как раз в это время Воробей вышел из воинской палатки с охапкой сухих трав в пасти. Похоже, он почувствовал появление Голубички, поскольку повернулся к ней и сощурил свои слепые голубые глаза. Не говоря ни слова, он спрятал травы под камень у входа в палатку и заторопился к ученице.

– Что стряслось?

– Все в порядке, – успокоила его Голубичка. – Где Львиносвет?

– Я тут, – откликнулся золотистый воин, сбегая по камням с карниза.

– Нам нужно поговорить, – понизив голос, сообщила Голубичка. Взмахнув хвостом, она заторопилась к выходу, и братья без возражений направились следом.

«Что происходит? – недоумевала Искролапка, торопясь за молчаливыми котами в лес. – Похоже, в Грозовом племени секретов не меньше, чем в Сумрачном лесу».

Голубичка поднялась на крутой склон, высившийся сразу за выходом из лагеря, пробежала по глубокому снегу и вспрыгнула на ствол поваленного дерева. Внизу, там где ствол примыкал к сугробу, осталась узкая полоска незаметенной снегом земли. Спрыгнув с дерева, Искролапка забилась в эту щель, прижавшись спиной к гнилой коре, а Воробей и Львиносвет устроились рядом с ней. Голубичка немного постояла на поваленном стволе, а потом нерешительно слезла вниз. Четверо котов тесно прижались друг к дружке, прячась от пронзительного ветра.

– Давай, Искролапка, – попросила Голубичка. – Расскажи им все.

Искролапка посмотрела на Воробья, перевела взгляд на Львиносвета. Они оба распушились от нетерпения, вздыбив загривки. Она шумно вздохнула и выпалила:

– Каждую ночь, во сне, я посещала Сумрачный лес.

– Скажите, какая новость! – буркнул Воробей.

Искролапка растерянно захлопала глазами, но нашла в себе силы продолжить:

– Меня обучал Звездоцап. – Она зажмурилась, пытаясь справиться с предательским холодком в животе. – И Коршун. Они говорили, что хотят сделать меня могучей воительницей, чтобы я смогла защищать свое племя.

– И ты им поверила? – не выдержал Львиносвет.

Голубичка бросила на него умоляющий взгляд.

– Позволь ей рассказать!

Искролапка с благодарность посмотрела на сестру.

– Звездоцап говорил мне, что всегда был верен Грозовому племени. Что он родился Грозовым котом и до конца своих дней не мог порвать связь с родным племенем.

Воробей медленно кивнул.

– Очень хорошо.

– Я просто хотела быть не хуже, чем Голубичка! – не выдержав, взвизгнула Искролапка. – Чтобы на меня тоже обратили внимание, чтобы перестали смотреть на меня, как на пустое место! Чтобы все говорили: вот она какая, Искролапка!

Она чуть не расплакалась, увидев, как потеплели глаза Львиносвета.

– О чем ты говоришь, Искролапка? Никто и никогда не смотрел на тебя, как на пустое место. Ты всегда была хорошей ученицей, и никто не сомневался в том, что из тебя получится замечательная воительница. Пеплогривка всегда хвалила тебя перед всеми старшими воителями. Когда же ты повзрослеешь и перестанешь соперничать с сестрой?

«А почему мне не соперничать с ней? – хотелось крикнуть Искролапке. Старая обида вновь вскипела в ней. – Что в ней такого особенного, что мне и сравниваться с ней нельзя?»

– Но теперь все кончено, – прошептала она, глядя в снег. – Этой ночью я узнала всю правду. Звездоцап и его воины готовятся напасть на все наши племена. Они хотят уничтожить нас. Я больше никогда не вернусь в Сумрачный лес, – с силой выпалила она, чувствуя страшное опустошение во всем теле. Многодневное напряжение оставило ее, и лапы у нее обессилено подогнулись.

– И как же ты это сделаешь? – неожиданно спросил Воробей.

– Что сделаю?

– Перестанешь бывать в Сумрачном лесу? – безжалостно хмыкнул он. – Когда ты засыпаешь, разве ты по своей воле попадаешь в Сумрачный лес?

Искролапка сощурилась.

– Я… нет, кажется, нет. Я просто просыпаюсь там, – пролепетала она.

Воробей выпрямился.

– Это хорошо.

«Что тут хорошего? – хотелось крикнуть Искролапке. – А вдруг я снова проснусь там, против своей воли?»

– Ч чем же это хорошо? – заикаясь, выдавила она.

– Тем, что ты сможешь быть нашими глазами в Сумрачном лесу, – ответил Воробей.

Искролапка задрожала.

– Но я… я больше не хочу возвращаться туда!

– Слишком поздно, – безжалостно ответил Воробей. – Ты вступила в Сумрачный лес. Неужели ты думаешь, что Звездоцап так просто позволит тебе уйти? И это после того, как он потратил столько сил на твою подготовку!

– Но я больше не хочу тренироваться?

Воробей небрежно отмахнулся от нее. Его незрячий голубой взгляд впился в ее глаза, словно хотел прожечь насквозь.

– Они ведь не знают о том, что ты передумала?

Искролапка замотала головой, не в силах вымолвить ни слова.

– В таком случае, ты должна продолжать тренироваться и рассказывать нам обо всем, что узнаешь.

У Искролапки бешено забилось сердце.

– Ты хочешь, чтобы я шпионила за ними?

– Разумеется, – кивнул Воробей, разгладив лапой усы. – Совсем недавно ты была готова предать всех нас нашим злейшим врагам. Почему же теперь ты колеблешься предать их?

Голубичка резко вскочила.

– Она не понимала, что предает нас… – начала она.

Но Воробей взмахом лапы остановил ее.

– Она тренировалась под руководством Звездоцапа, – рявкнул он. – Она сама решила, что будет верить Звездоцапу, хотя прекрасно знала, кто он такой и какую славу оставил после себя в Грозовом племени. Но ей было удобно верить в то, во что хотелось верить! Почему я должен быть снисходителен к ней?

Львиносвет крепче обвил хвостом свои передние лапы и поднял глаза на Голубичку.

– Я тоже думаю, что это хороший план.

Искролапке показалось, будто из одного кошмарного сна она попала в другой, не менее кошмарный.

– Разумеется, – добавил Львиносвет, – если Искролапка согласится.

Искролапка почувствовала, как будто тяжелые лапы Кленовницы вновь прижимают ее к речному дну, выжимая из груди последние остатки воздуха.

– Нет! – выпалила она. Ни за что она не согласится! После стольких пережитых ужасов ей хотелось только одного – снова стать самой обычной ученицей. Приносить мох для Кисточки и Пурди, учиться охотиться в самом обычном лесу вместе с настоящими, живыми котами. – Я ни за что туда не вернусь!

– Полагаю, это не тебе решать, – хмыкнул Воробей. – Ты можешь отказаться шпионить за Беззвездным краем, но возвращаться туда будешь каждую ночь, хочешь ты этого или нет.

Голубичка нетерпеливо дернула хвостом.

– Можно я поговорю с ней наедине? – попросила она. – Пожалуйста!

Львиносвет кивнул и вспрыгнул на поваленный ствол.

– Идем, – окликнул он Воробья. – Предоставим это Голубичке.

Воробей негромко вздохнул, но послушно полез на дерево к брату.

Когда звук их шагов стих вдали, Искролапка подняла глаза на сестру.

– В чем дело?

Голубичка уселась поудобнее.

– Ты еще не все знаешь.

– Что?


– Перелезь через этот ствол, чтобы я тебя не видела, и сделай что нибудь.

– Что сделать?

– Что хочешь, – ответила Голубичка, серьезно глядя на сестру. – Брось снежок, заберись на дерево. Неважно! Только постарайся, чтобы я не могла ни увидеть тебя, ни услышать.

Озадаченная Искролапка послушно перелезла через поваленное дерево и спрыгнула в снег. Потом обернулась – высокий ствол надежно скрывал ее от глаз Голубички. Тогда она прошла немного вперед, чтобы Голубичка не могла ее услышать, спряталась за дерево и вырыла нору в снегу. Потом забралась внутрь, посидела там немного, и опрометью бросилась обратно к сестре.

– Ну? – запыхавшись, спросила Искролапка.

– Ты вырыла яму в снегу и влезла в нее, – ответила Голубичка.

Искролапка моргнула.

– Ты за мной следила?

– Разве ты видела на снегу мои следы?

Искролапка покачала головой.

– Нет. Но как же тогда ты узнала?

Голубичка немного помолчала, задумчиво глядя на сестру своими серьезными голубыми глазами.

– Я все слышу, – выпалила она, словно решившись. – А если сосредоточусь, то могу все увидеть и даже почуять запахи.

Искролапка насмешливо фыркнула.

– Хватит врать! Опять ты хвастаешься! Никто не может всего слышать и чувствовать.

Голубичка с досадой взмахнула хвостом.

– Я не хвастаюсь! Если хочешь знать, то я бы очень хотела оказаться обычной врушкой и хвастушкой! Но я не такая. У меня есть особый дар. Я родилась с ним, понимаешь? Очень давно было пророчество о трех котах, в лапах у которых окажется могущество звезд. Я – одна из этой Троицы, а Воробей и Львиносвет – двое других. Вот почему они прислушиваются к тому, что я говорю. И вот почему меня слушает Огнезвезд. Я не мудрая, и не умная, я просто особенная, – с неожиданной горечью добавила она.

– Меня Огнезвезд тоже выслушал, когда я рассказала ему о своем сне, – ядовито напомнила Искролапка.

– Но ты то все наврала! – не выдержав, сорвалась на визг Голубичка. Она придвинулась к самому носу Искролапки и возбужденно заговорила: – Ты выдумала свой сон, а со мной все происходит на самом деле! Вот сейчас я слышу, как Тонколапа ругают за то, что он вчера забыл вывести блох из хвоста у Пышнохвостки. Я слышу, как Росяночка и Туманушка спорят в детской о том, кто их них первой откусит кусок от вонючего старого воробья, которого принес им Враноклюв. Я слышу, как Верескоглазка показывает Кролику новую тропу через колючие заросли утесника, а Однозвезд умывается в своей палатке…

– Хватит! – взмолилась Искролапка, устав от этих перечислений. – Ты в самом деле это все слышишь или придумываешь?

Голубичка устало кивнула.

– В самом деле. Я все слышу. Именно так я услышала, что делают бобры.

– Значит, вот как ты узнала о том, что они преградили воду! – догадалась Искролапка. Наконец то тайна, терзавшая ее столь долгое время, стала понемногу проясняться, хотя и очень странным образом. – Вот почему Огнезвезд послал на задание именно тебя – обычную ученицу! – Голова у нее пошла кругом от всех этих открытий. – Значит, Огнезвезд тоже знает об этом?

– Да. Но кроме него об этом не знает никто.

Искролапку бросило в жар.

– Почему ты не рассказала мне обо всем? – прошипела она и, прежде чем Голубичка успела ответить, громко завыла: – Неужели ты не видела, как мне было обидно? С тобой все носились, как со звездой, а ведь ты была простой ученицей, ничем не лучше меня!

Голубичка смущенно переступила с лапы на лапу.

– Вообще то, мне запретили тебе рассказывать. Никто, кроме Огнезвезда не знает о том, что мы с Львиносветом и Воробьем – Троица из пророчества.

– Но ведь они то знают друг о друге? – взвизгнула Искролапка. – И Остролистая, наверняка, тоже знала все о своих братьях! – с закипающим гневом выкрикнула она. – А у тебя были от меня секреты! Вот ты какая, Голубичка! Это из за тебя я попала в Сумрачный лес, так и знай.

Голубичка непонимающе захлопала глазами.

– Ч что? Я то тут при чем?

– А при том, что я впервые встретила Коршуна не в Беззвездном краю, а на прекрасном лугу с цветочками и бабочками, при ярком свете солнца! И он… он подольстился ко мне. Мне показалось, ему искренне интересно, кто я такая и что умею. Наконец то нашелся хоть кто то, кто обратил внимание на меня, а не на мою расчудесную сестричку! Кем я была для Грозовых котов? Всего лишь тенью своей удивительной сестры.

– Это неправда, – прошипела Голубичка. – Тебя все ценили, но ты ослепла от зависти и все время хотела большего!

– Ну и что, что неправда! – огрызнулась Искролапка. – Я так чувствовала, и этого достаточно! Так что у тебя нет никакого права обвинять меня в том, что я поверила Коршуну и захотела научиться всему, что он мне предлагал.

– Никто тебя ни в чем не обвиняет, – устало ответила Голубичка.

Искролапка сощурила глаза.

– Правда? Но Львиносвет и Воробей мне не доверяют! Они ни капельки меня не жалеют, а хотят послать обратно в Сумрачный лес. Наверное, им хочется, чтобы я осталась там навсегда, раз уж я такая плохая.

Голубичка прижала уши.

– Прекрати болтать чепуху! – взорвалась она. – Когда ты перестанешь думать только о себе и своих обидах? Неужели ты не понимаешь, какая опасность угрожает всем нам? Неужели не видишь, что ты нужна нам! Как может исполниться пророчество, если мы не будем знать о том, что готовится в Сумрачном лесу? Помоги нам, Искролапка. Ты всегда хотела стать особенной, так стань ею!

Искролапка заморгала.

– Я больше не хочу, – пролепетала она, опуская глаза. – Я боюсь.

Голубичка прижалась к сестре, обняла ее хвостом за плечи.

– Я знаю, – тихо шепнула она. – Сейчас все боятся – и мы, и даже наши звездные предки высоковысоко в небесах. Но мне кажется, что только мы одни стоим между Сумрачным лесом и гибелью всех племен воителей, – прошептала Голубичка. Она вдруг показалась Искролапке совсем маленькой – крохотным комочком на фоне огромных сугробов, высившихся со всех сторон.

– Я помогу вам, если смогу, – выпалила Искролапка, не давая себе времени опомниться. Она сделает это не только для себя – и даже совсем не для себя. Она сделает это для каждого кота, живущего по берегам озера.

– Скажи Воробью и Львиносвету, что я вернусь в Сумрачный лес. Я притворюсь, что остаюсь верна им и постараюсь выведать все о том, что замышляют наши враги.




ч. 1 ... ч. 20 ч. 21 ч. 22 ч. 23 ч. 24 ч. 25