Эрин Хантер Голоса в ночи

ч. 1 ... ч. 19 ч. 20 ч. 21 ч. 22 ч. 23 ч. 24 ч. 25

Глава XXII



Голубичка взволнованно бегала взад вперед перед колючей изгородью, до боли в ушах напрягая слух. Она слышала, как патрульные во главе с Ежевикой возвращаются от границы с племенем Теней. Бурый и Крутобок молча шагали за глашатаем, тяжело впечатывая свои шаги в свежий снег. Искролапка семенила следом в сопровождении угрюмой Белки.

Голубичку пугало молчание патрульных. Они не бранили Искролапку за самовольную отлучку из лагеря, закончившуюся ее пленением. Они даже не спрашивали ее о том, что с ней было в лагере котов Теней. Шкура у Голубички зудела от тревоги. Простит ли ее Искролапка за то, что случилось возле границы?

Вот патрульные перевалили через склон холма и устремились вниз, к лагерю. Голубичка попыталась поймать взгляд Искролапки, но ее сестра смотрела себе под ноги.

– Ты цела? – прошептала Голубичка, подбегая к ней. – Они ведь не обижали тебя, правда?

– С ней ничего не случилось, – ответила за Искролапку Белка. – Дай ей отдохнуть.

– Разве Огнезвезд не хочет с ней поговорить?

Белка покачала головой.

– О чем? Что сделано, то сделано. – Она вздохнула. – Искролапка сама знает, чего нам стоила ее глупость. Не думаю, что она захочет повторить свою ошибку.

Голубичка прищурилась. Неужели старшие воины не собираются даже расспросить Искролапку о том, что она делала на границе среди ночи?

Искролапка все так же молча устремилась в свою палатку.

– Поговори со мной, пожалуйста! – взмолилась Голубичка.

Искролапка остановилась и посмотрела на нее рассеянным взглядом.

– Меня никто не обижал. Я прекрасно себя чувствую. Просто устала. Оставь меня в покое.

– Правда? – шепнула Голубичка, наклоняясь к самому уху сестры.

Искролапка кивнула и отвернулась.

Мелкие камни загремели под карнизом, и огненная шерсть Огнезвезда мелькнула на осыпи.

– Все прошло спокойно? – спросил он у Ежевики.

– Мы отдали им травы, они вернули нам Искролапку, – ответил тот.

– Уже известно, как они ее поймали?

– Искролапка говорит, что хотела поохотиться ночью возле границы и случайно перешла за метки.

Терновник, стоявший возле воинской палатки, мрачно повернулся к ним.

– Не стоило посылать за ученицей патруль из одних старших воинов, – проворчал он. – Слишком много чести этим трусливым похитителям учениц!

Дым подскочил к нему, размахивая хвостом.

– Если в Грозовом племени кто нибудь умрет из за отсутствия лекарств, эта смерть будет на совести котов племени Теней!

Острые когти стыда полоснули Голубичку по животу, заставив еще ниже опустить голову.

– Ну все, все, – шепнула ей на ухо Белка. – Оставь Искролапку в покое и перестань волноваться. Нам пора собираться на Совет.

Голубичика вздрогнула.

– Ох, я и забыла! – Она запрокинула голову и посмотрела на круглую белую луну. Если Когтегрив придет на сегодняшний Совет, что она скажет ему?

Терновник и Дым уже ждали их возле выхода. Рыжий хвост Огнезвезда исчез в ежевичных зарослях, скрывавших палатку целителя. Голубичика догадалась, что предводитель пошел проведать свою подругу перед уходом. Медуница нервно расхаживала по поляне в сопровождении Шиповницы и Пестроцветик, шерсть у всех троих стояла дыбом от холода. Ягодник, Лисохвост и Львиносвет один за другим вышли из воинской палатки.

Белка стояла возле детской, поджидая зашедшую внутрь Листвичку.

– Как Вишенка? – спросила она, когда бывшая целительница выбралась наружу.

– В груди у нее до сих пор немного хрипит, но аппетит не пропал, – ответила Листвичка, и обе кошки заспешили в сторону выхода.

Ежевика посмотрел в сторону палатки целителя, дыхание белым облачком вырывалось у него из носа. Наконец, Воробей и Огнезвезд вышли наружу.

– Ну все, идем!

Они вышли из лагеря и устремились в сторону озера. Воробей всю дорогу старался держаться поближе к брату. Кое где намело целые сугробы, но Львиносвет прокладывал для Воробья дорогу или прорывал глубокие туннели к тем местам, где ветер с озера не давал снегу залеживаться на земле.

– Голубичка? – негромко окликнул он свою ученицу.

Та со всех лап бросилась к нему.

– Что?

– Ты знаешь, что Искролапка делала на границе? – шепотом спросил он. Голубичка заметила, как шагавший сзади Воробей чутко насторожил уши.



– Это не имеет никакого отношения к племени Теней, – горячо зашептала Голубичка. – Она просто… – Она лихорадочно поискала подходящую причину. – … просто решила совершенствовать свое умение ночной охоты, по крайней мере, мне она так сказала!

Заметив, как Воробей дернул хвостом, Голубичка изо всех сил постаралась поверить в свою ложь. Она знала, что Воробей без труда проникает в чужие мысли и может вывести ее на чистую воду, если она не будет вести себя осторожно.

– Смотрите! – воскликнула Белка, глядя на гребень холма. Грозовые коты шли по береговой земле племени Ветра, и на вершине взгорка, высоко высоко над пустошью, темнели силуэты соседских воинов, цепью растянувшихся по склону.

– Чего они там ждут? – прорычал Терновник.

Лисохвост отряхнул хвост от снега.

– Может быть, просто не хотят являться на Совет первыми?

Луна озаряла воинов Ветра, бросая длинные черные тени на гладкий белый склон.

– Идем, – бросил Огнезвезд, ускоряя шаг. – Чем быстрее мы окажемся в безопасности на острове, тем лучше.

Голубичка подождала Шиповницу и Пестроцветик, и пошла вместе с ними. Пестроцветик нервно крутила головой, то и дело вздыхая.

– Ох, надеюсь, ничего плохого не случиться!

– Хорошо Иглогривке, она сейчас в тепле и безопасности, – заметила Шиповница.

– Да сейчас и в палатке целителя стало неспокойно – Шмель опять кашлял целый день, – вздохнула Пестроцветик. – Что если ему станет хуже?

– Ничего страшного, Воробей поручил Яролике присматривать за больными, – напомнила Шиповница. – Яролика знает, что нужно делать.

Голубичка украдкой послала свои чувства через пустошь, на вершину склона, где вереск сгибался и стонал под тяжестью снега. Воины Ветра в полном молчании стояли на вершине, они не двигались и не переговаривались – просто смотрели. Страх зашевелился в животе у Голубички. Она попробовала проникнуть еще дальше, на территорию племени Теней.

– Вдруг там ловушка? – визгливо мяукал Враноклюв.

– Может, нам лучше вообще не ходить?

Чернозвезд откашлялся.

– Нельзя показывать свой страх, – спокойно и твердо сказал он. – Никто не посмеет напасть на нас во время полнолунного перемирия.

– Откуда такая уверенность? – тоненько вскрикнула Снежинка.

– Это же Совет! – возмущенно воскликнула Рыжинка. – Они не посмеют нарушить священное перемирие!

«Кого они все боятся? – в смятении спрашивала себя Голубичка. – Неужели Звездное племя уже предупредило всех об угрозе из Сумрачного леса?» Поколебавшись, она решила посмотреть, что делается в Речном племени.

– Ты идешь? – громко спросила Мотылинка.

– Нет, я останусь здесь, – твердо ответила Ивушка.

– Вы уверены, что они не посмеют нарушить перемирие? – нервно процедил Камышинник.

Моховушка поскребла лапой снег.

– Может быть, нам стоит на время Совета спрятать старейшин и котят где нибудь в безопасном месте?


Страх тяжкой черной тучей навис над всеми племенами.

Когда Грозовые коты подошли к поваленному дереву, Голубичка первая услышала тревожный шум, доносившийся со стороны поляны. Речные воины нервно расхаживали по снегу. Следом за Шиповницей и Пестроцветик она выбралась из кустов и села поближе к Воробью и Львиносвету.

– Они все знают! – шепотом сообщила она братьям.

Львиносвет вопросительно посмотрел на нее.

– Кто? Что знают?

– Другие племена! – возбужденно прошипела Голубичка. – Про Сумрачный лес!

– Не выдумывай, – оборвал ее Воробей, его незрячие глаза тускло светились в лунном сиянии. – Никто, кроме нас, ничего не знает.

Голубичика хотела возразить, но замерла с открытой пастью. В самом деле, она не слышала, чтобы кто нибудь из соседских воинов хотя бы словом упомянул Сумрачный лес.

– Но они все чего то боятся! – прошептала она.

– Я знаю, – кивнул Воробей. – Я тоже чувствую их страх. Думаю, целители рассказали своим предводителям о предупреждении Звездного племени. Теперь все боятся друг друга.

– Наверное, мы тоже должны все рассказать, – робко заметила Голубичка.

– И напугать всех до смерти? – огрызнулся Львиносвет, погружая когти в рассыпчатый снег. – Хочешь, чтобы наше племя сошло с ума вместе с остальными? Мы сами справимся с тем, что нас ждет, недаром же мы – Троица.

– Смотрите! – воскликнул Лисохвост, стоявший у самой воды. – Вода замерзла до самого острова! – Молодой воин сорвался с места и заскользил по льду.

Голубичка осторожно подошла к берегу и дотронулась лапкой до белой тверди. Подушечку на лапе обожгло холодом, но Голубичка осторожно поставила на лед вторую лапку, и вскоре уже всеми четырьмя ногами стояла на белоснежной глади.

– Вернись! – испуганно ахнула Медуница. – Вдруг лед треснет!

– Не трусь, – захлебываясь от восторга, завопил Лисохвост. – Тут же мелко! – Он заковылял вперед на разъезжающихся лапах, потом разбежался – и неуклюже покатился вперед. – Ух ты! – завизжал Лисохвост, жмуря глаза. – Потом резко остановился и замурлыкал от удовольствия. – Иди сюда, Пестроцветик! Попробуй, как здорово!

Пестроцветик не заставила себя упрашивать. Сорвавшись с места, она спрыгнула бросилась с берега и с оглушительным визгом, в котором восторг смешивался с изумлением, покатилась по льду. У Голубички екнуло сердце, когда ее лапы вдруг поехали в разные стороны. До боли напружинив мышцы, она устояла на ногах и медленно пошла вперед. Каждый мускул ее тела окоченел от страха, но в груди все пело от радостного изумления – великое Звездное племя, она идет через озеро ! Голубичка видела черную воду, лизавшую посеребренный луной лед изнутри. С каждым шагом корка льда глухо скрипела и постанывала.

– Быстрее! – резко прикрикнул на котов Огнезвезд, уже стоявший на берегу. – Немедленно выходите на остров!

Голубичка царапнула когтями по льду в поисках опоры и неуклюже выбралась на заметенный снегом берег, радуясь тому, что неверная твердь осталась позади.

Ежевика и Дым уже шагали через сухие папоротники на поляну, окруженную соснами. Голубичка юркнула в заросли ломких стеблей и на миг растерялась, потеряв из виду своих товарищей. Прислушавшись, она пошла на шорох кошачьих боков, раздвигавших папоротники, и вскоре выбралась на поляну. При виде Грозовых котов Речные воины оцепенели.

– Что это с ними? – прошептала Шиповница.

Огнезвезд молча подошел к Большому дубу и вскарабкался на занесенный снегом корень. Речные коты сбились теснее, словно стайка рыб на мелководье. Не сводя с них настороженного взгляда, Голубичка прижалась к боку Пестроцветик.

– Чего они так перепугались? – прошипела молодая воительница.

– Не знаю, – отозвалась Голубичка, опуская глаза.

Папоротники за их спинами снова зашуршали, и на поляну хлынули воины Ветра. Голубичка невольно ощетинилась, появление соседей застало ее врасплох. Переход по льду настолько захватил ее, что она перестала прислушиваться к тому, что делают соседи. Воины Ветра молча прошествовали мимо Грозовых котов, стараясь не смотреть им в глаза. Лишь Ветерок скользнул взглядом по Голубичке, но тут же отвернулся.

Дым в растерянности переступил с лапы на лапу.

– Что с ними такое? В жизни не видел, чтобы все вели себя так тихо!

– Неужели никто не хочет поболтать друг с другом? – поразилась Белка, изумленно оглядывая поляну.

Последними явились патрульные племени Теней – взъерошенные, собранные и напряженные. У Голубички екнуло сердце, когда она заметила в толпе кончики бурых ушей Когтегрива. Он даже не искал ее взглядом, а упрямо рассматривал снег у себя под лапами. Голубичка похолодела. Неужели все может так быстро измениться? Каждое племя держалось так, словно находилось в состоянии войны со всеми остальными! Но кто посеял семена раздора между воителями – Звездное племя или кровожадные воины из Сумрачного леса?

– Холод какой, скорее бы все закончилось! – раздался звонкий голос Невидимой Звезды из под Большого дуба. Огнезвезд чуть посторонился, уступая место остальным предводителям. Однозвезд и Чернозвезд вскарабкались на корень и застыли, как две совы на ветке.

Речные коты и воины племени Ветра расселись поближе к дубу. Племя Теней поспешило занять места рядом. Голубичка вместе со своими товарищами бесшумно ступила в озеро лунного света, приготовившись слушать. Она протиснулась между Пестроцветик и Шиповницей и устроилась между теплыми боками Терновника и Львиносвета.

Невидимая Звезда, озаренная лунным светом, стала похожа на лужицу пролитого серебра.

– Нынешняя пора Голых деревьев выдалась особенно суровой, озеро замерзло возле берегов и на мелководье, так что охота у нас нынче бедная.

– Наконец то рыбоеды тоже узнают, что такое голод! – проворчала сидевшая неподалеку Сумеречница.

– Однако никакой мороз не заставит нас прервать подготовку воителей, – повысив голос, продолжала Невидимая Звезда. – Слава Звездному племени, у нас пока все здоровы, хворь обходит наш лагерь стороной.

Когда она закончила, Однозвезд поднялся со своего места.

– Племя Ветра тоже здорово, хотя кролики у нас почти перевелись из за холодов, а пустоши замело снегом. Однако мы не теряем времени даром, наши воины научились выслеживать дичь и добывают ее из нор.

Он кивнул Чернозвезду, который неторопливо приподнялся и молча обвел глазами собравшихся. На поляне воцарилась напряженная тишина.

– Рябинник стал глашатаем племени Теней, – выдержав долгую паузу, заговорил Чернозвезд, и каждое его слово, как камень, падало на залитую луной поляну. – Мы до сих пор скорбим о смерти благородной Ржавницы, которая раньше времени покинула нас, – все так же медленно произнес предводитель, даже не повернув голову в сторону Огнезвезда. – Охота и у нас нынче тяжелая, дичи мало. Еще одна беда посетила наше племя – Перышко заболел, но, к счастью, мы нашли лекарство для его исцеления, и в следующее полнолуние наш мудрый целитель будет вновь присутствовать на Совете.

Коты племени Теней радостно зашептались. Голубичка почувствовала, как напрягся сидевший рядом с ней Терновник, а когти Львиносвета с силой заскребли по льду.

Последним слово взял Огнезвезд. Он встал и в упор посмотрел на Чернозвезда.

– Почему ты не рассказал Совету о том, как вы нашли лекарство? – с вызовом спросил он. Коты затаили дыхание, шорох пронесся над поляной, когда множество лап, напружинившись, взрыли снег. Огнезвезд не дал Чернозвезду возможности ответить.

– Чтобы получить нужные травы, ты захватил в заложницы нашу ученицу.

Дружный вздох вырвался из толпы Речных котов и воинов Ветра.

– Она была на нашей территории! – рявкнул Чернозвезд.

– И вы имели полное право вышвырнуть ее прочь, – не дрогнув, ответил Огнезвезд. – Разве благородные воители могут позволить себе захватить в плен неопытную ученицу, еще не способную постоять за себя, и обменивать ее, словно кусок дичи?

Чернозвезд оскалил зубы и глухо зарычал, но Огнезвезд продолжал:

– Благородному воителю хватит мужества честно попросить о том, что ему нужно! – Предводитель Грозовых котов выгнул спину и прижал уши. – Молите Звездное племя, чтобы наш ответ не был слишком жесток. Этой луной мы уже один раз разгромили вас на поле боя. Не думайте, что мы откажемся сделать это еще раз.

Чернозвезд пригладил шерсть. Глаза его превратились в две узкие щелки.

– Спасибо за предупреждение, благородный воитель, – с невыразимым презрением прорычал он. – Мы будем готовы.

– Мы готовы уже сейчас! – вскричал Рябинник, вскакивая со своего места. Враноклюв и Дымопят встали по бокам от глашатая, гневно уставившись на Грозовых воинов.

Львиносвет растянул губы в угрожающей усмешке, глухое рычание вырвалось из горла Белки. Дым прижал уши. Голубичка, нервно сглотнув, выпустила когти. Неужели они хотят сразиться прямо здесь, на поляне Совета? Она взглянула на полную белую луну. На небе не было ни единого облачка, а значит, Священное перемирие оставалось в силе.

Возбужденный шепот прокатился по поляне.

– Вот оно, да?

– Значит, тьма уже близко?

– Но луна еще сияет!

Но свет луны, похоже, уже утратил свое значение. Повсюду, куда ни посмотри, воины вскакивали с земли. Загривки стояли дыбом, зубы сверкали, горящие глаза с вызовом и страхом смотрели на соседей.

Невидимая Звезда быстро поднялась со своего места.

– Речное племя! Мы возвращаемся домой.

Не прощаясь с другими предводителями, она спрыгнула с дерева и повела своих воинов сквозь ощетинившуюся толпу. Однозвезд спрыгнул с корня следом за ней, Чернозвезд тоже не стал мешкать. Предводители взмахами хвостов собрали свои племена и повели их прочь с острова.

Голубичка в смятении смотрела, как Огнезвезд последним спускается на землю. На краю поляны хрустели и шуршали папоротники, сквозь которые потоком текли воины.

Но ей, во что бы то ни стало, нужно было поговорить с Когтегривом!

Забыв обо всем, Голубичка сорвалась с места и бросилась в толпу, разыскивая знакомую полосатую шкуру. Наконец, она заметила кончик пушистого хвоста и вцепилась в него когтями, вырвав клочок белой шерсти. Когтегрив обернулся и злобно уставился на нее.

– Что?


– Нам нужно поговорить!

Его горящие глаза потеплели.

– Идем.

Когтегрив отвел ее на тихую полянку, где жесткие заросли орляка уступали место короткой, заметенной снегом траве.



– Прости, что не смог поговорить с тобой до этого, просто все стало намного сложнее, – быстрым шепотом сказал он.

Голубичка зло посмотрела на него.

– Ты рассказал Чернозвезду о лекарственных травах Воробья!

Он не отвел взгляда, и молча ждал, что она скажет еще.

– Как ты мог?! – заскулила Голубичка. – Из за тебя Песчаная Буря может умереть!

– Перышко был тяжело болен. Он умирал.

– Песчаная Буря тоже больна!

– Но у нее не Зеленый кашель.

Голубичка поперхнулась от бешенства. Когтегрив ни капельки не стыдился, он говорил с ней спокойно и терпеливо, словно с котенком! Неужели он не понимает, что натворил? Словно в подтверждение ее сомнений, Когтегрив ласково погладил ее своим пушистым хвостом, и Голубичка отдернулась, будто он ее ударил.

Круглые глаза молодого воина потемнели.

– Если бы Воробей был настоящим целителем, он сам поделился бы с нами травами. Долг велит целителям помогать всем больным, не зависимо от их происхождения. А спасти от смерти собрата целителя – это не просто долг, этого требует сердце и совесть.

– Воробей обязан прежде всего заботиться о своих соплеменниках!

Когтегрив склонил голову набок.

– Как и я.

Голубичка почувствовала ноющую пустоту внутри. Она знала, что должна немедленно прекратить этот тягостный разговор, но не смогла удержаться от последнего вопроса.

– Соплеменники тебе дороже меня?

Когтегрив дернул хвостом.

– Я не имел этого в виду. – Его большие янтарные глаза стали совсем круглыми. – Я просто…

Но Голубичка не дала ему закончить.

– А я думаю, так и есть! – еле слышно прошептала она, а потом повернулась и побрела прочь. – Я думаю, именно это ты и имел в виду!






ч. 1 ... ч. 19 ч. 20 ч. 21 ч. 22 ч. 23 ч. 24 ч. 25